Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Полковник Верёвкин: почему «лучшего друга Власова» не выдали СССР

1 августа 1946 г. по решению Военной коллегии Верховного суда СССР были казнены генерал и 11 высокопоставленных офицеров РОА и КОНР. Но среди них не было Вильфрида Штрик-Штрикфельдта – балтийского немца, который входил в руководство власовского движения. Русские «друзья» знали его как полковника Веревкина. А еще, он был капитаном вермахта и, вполне вероятно, английским шпионом.

Почему «лучшего друга Власова» не выдали СССР
Фото: Русская семеркаРусская семерка

Известный историк-публицист в книге «Генерал из трясины. Судьба и история Андрея Власова. Анатомия предательства» (М. 2012 г.) отметил заметную роль, которую В.К. Штрик-Штрикфельдт сыграл в формировании Русской освободительной армии и Комитета освобождения народов России. Этому человеку удалось достичь полного взаимопонимания с А.А. Власовым.

Видео дня

Вильфрид Карлович окончил Петербургскую реформаторскую гимназию в 1915 г., а затем ушел на фронт добровольцем. В рядах русской армии В.К. Штрик-Штрикфельдт воевал до конца Первой мировой. В годы Гражданской войны молодой офицер выбрал сторону Белого движения, а после его разгрома бежал в Европу.

Но происходящее в России сильно волновало Вильфрида Карловича. Так, в 1922 г., будучи сотрудником , он организовал кампанию помощи жителям Поволжья, страдавшим от голода. Затем В.К. Штрик-Штрикфельдт осел в родной Риге, где представлял интересы ряда германских и английских фирм.

В конце 1939 г., после присоединения Прибалтики к СССР, Вильфрид Карлович был репатриирован вместе с другими балтийскими немцами в польский город Познань. Там его и застала Вторая мировая война. И вскоре бывший офицер русской армии вступил в ряды вермахта.

В руководстве гитлеровской Германии с самого начала войны обсуждалась необходимость создания марионеточного правительства России, которое должно было взять на вооружение идею освобождения страны от большевизма. Об этом доктор исторических наук написал в статье «"Превратить Восточный поход в гражданскую войну": национальная политика гитлеровских оккупационных властей в период с июня 1942 г. по январь 1944 г.», которая вышла в журнале «Информационная безопасность регионов» (No 2 за 2013 г.).

Гитлеровские идеологи активно искали человека, способного возглавить борьбу с большевизмом. Когда генерал А.А. Власов попал к ним в плен, поиски закончились. Окончательно убедить советского военачальника перейти на сторону немцев сумел именно В.К. Штрик-Штрикфельдт. Руководство вермахта не ошиблось, поручив вербовку А.А. Власова его бывшему соотечественнику. Тем более что Вильфрид Карлович действительно хотел освободить Россию от власти .

Возможно, именно эта искренность и побудила пленного генерала довериться новому «другу».

Капитан немецкой армии стал не просто одним из приближенных А.А. Власова, а кем-то вроде личного куратора и покровителя. Работая переводчиком при штабе генерала, его «лучший друг», разумеется, докладывал обо всем разведке вермахта.

В.К. Штрик-Штрикфельдт даже получил удостоверение, согласно которому он являлся полковником Добровольческой армии КОНР Веревкиным. Так его называли в руководстве антибольшевистского движения.

Вместе с А.А. Власовым и другими коллаборационистами Вильфрид Карлович ездил по лагерям для военнопленных, активно призывая красноармейцев перейти на сторону врага. Участвовал он и в разработке идеологических материалов, а затем сосредоточился на подготовке кадров, возглавив Отдел восточной пропаганды особого назначения (Дабендорфскую школу РОА).

Немецкий военный историк Йоахим Хоффманн в книге «История власовской армии» (Париж, 1990 г.) рассказал, что весной 1945 г. представители РОА и КОНР пытались установить контакт с американцами и англичанами. Власовцы собирались сдаться им, только получив гарантии, что союзники по антигитлеровской коалиции не вернут военнопленных в СССР. По понятным причинам те, кого на родине считали предателями, совсем не хотели оказаться в Стране Советов.

«29 апреля генерал-майор Малышкин и капитан Штрик-Штрикфельдт (под именем полковника Веревкина) в качестве переводчика перешли линию фронта. Американские офицеры встретили их вполне корректно, но тут же обнаружилось их полное непонимание проблемы (они ничего не знали о РОА)», – отметил Й. Хоффманн.

Действительно, объяснить американским военным, почему эти русские сражались на стороне фашистов, оказалось делом непростым. Представителю РОА Василию Малышкину пришлось долго доказывать командующему 7-й армии США генералу Александру Пэтчу, что власовцы – не предатели, а борцы с большевизмом.

Впрочем, надежды коллаборационистов избежать ответственности за свои поступки не оправдались. Несмотря на то, что американцы обращались с ними вполне сносно, еще на Ялтинской конференции было принято решение о передаче военнослужащих РОА и КОНР в руки советских властей.

Полковник Веревкин содержался сначала в Аугсбурге, а затем в Мангейме вместе с русскими пленными, но в СССР наряду с другими власовцами он выдан не был, потому что последовал совету своей дочери. Об этом В.К. Штрик-Штрикфельдт написал в книге воспоминаний «Против Сталина и Гитлера» (Майнц, 1970 г.).

Накануне сдачи в плен девочка сказала ему: «Папочка, если ты дойдешь к американцам, то ты должен им сказать, что ты вовсе не русский полковник Веревкин, а немецкий офицер. Ты должен всегда говорить правду».

Капитан вермахта избежал советского суда. Остальных же представителей РОА и КОНР американцы выдали СССР. И их дальнейшая судьба была предопределена.

При этом в своих мемуарах Вильфрид Карлович посетовал, что во время транспортировки пленных из Аугсбурга в Мангейм на маленькой железнодорожной станции отговорил генерала Георгия Жиленкова от побега.

«Моя вера в американцев и в справедливость была тогда еще жива. К тому же, я боялся, что Жиленкова могут заметить при побеге и застрелить. Поэтому я советовал ему остаться... Сегодня меня преследует мысль, что жизнь Жиленкова – на моей совести», – рассказал о своих переживаниях В.К. Штрик-Штрикфельдт.

Оригинальное объяснение тому факту, что Вильфрид Карлович избежал выдачи в СССР вместе с соратниками по антибольшевистской борьбе, содержится в книге «Генерал Андрей Власов – агент стратегической разведки Кремля», которую написал Лев Гицевич. Его мнение порой не совпадает с официальной точкой зрения на многие события. Автор исторического исследования считает, что В.К. Штрик-Штрикфельдт на самом деле являлся английским шпионом.

Данная версия, несмотря на ее парадоксальность, имеет право на существование. Как известно, проживая в родной Риге, еще до Второй мировой войны Вильфрид Карлович являлся официальным представителем не только германских, но и британских компаний. А если учесть, как активно английская разведка работала в эти годы в Восточной Европе, то вербовка В.К. Штрик-Штрикфельдта сотрудниками СИС (МИ-6) кажется вполне вероятной.

По мнению Л.А. Гицевича, А.А. Власов с момента знакомства знал, что его «лучший друг» является британским агентом. Не случайно же Вильфрид Карлович произнес при личной встрече: «Андрей Андреевич! Если б я был не немцем, а англичанином, вы и ваш штаб, вероятно, жили бы в одном из лучших отелей и выполнялись бы все ваши желания...».

Так или иначе, а В.К. Штрик-Штрикфельдт намного пережил других руководителей власовского движения. Он умер в 1977 г.