Как советские солдаты удивили весь мир

Утро 17 января 1960 года интернациональный экипаж баржи Т-36 (татарин, два украинца и русский) по обыкновению встречал в тесном кубрике, где едва помещались четыре спальных места. Под руководством младшего сержанта Асхата Зиганшина солдаты должны были разгружать суда, доставляющие грузы на остров Итуруп. Каменистое дно и малая глубина не давали крупным кораблям подойти к берегу, поэтому непосредственно на остров продовольствие и материалы отвозили самоходные баржи.

Фото: Русская семерка

Причалы на Итурупе отсутствовали как таковые, поэтому все баржи привязывали к рейдовым бочкам. Однако в то утро в бухте бушевал сильный шторм. Трос, удерживавший Т-36, оборвался и баржу унесло в океан. Минусовую температуру и плохую из-за снегопада видимость дополняли куда более страшные обстоятельства: баржа готовилась к зимовке, поэтому запас продовольствия был рассчитан всего на три дня, а во время шторма волна залила рацию, лишив экипаж связи с берегом.

Однако поначалу времени паниковать у команды Зиганшина не было. Требовалось оперативно откачать воду, залатать пробоину и привести баржу в рабочее состояние. Когда судно было спасено, молодые люди провели ревизию продуктов. В распоряжении экипажа была буханка хлеба, ведро картошки, немного крупы и гороха, банка с жиром. На «сладкое» — пара пачек «Беломора». Бак с водой не пережил шторм, зато был достаточный запас ржавой, но пресной воды для охлаждения ставших бесполезными двигателей (солярка на барже закончилось еще во время борьбы со штормом). И все же, по словам самих участников дрейфа, они с самого начала были уверены, что помощь скоро подоспеет. Однако неделя сменяла неделю, а горизонт оставался пустым. В самом начале дрейфа Зиганшин совершил поступок, который и спас жизнь всей команде – несмотря на оптимистический настрой, он все же жестко ограничил потребление еды и воды.