Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

“Вирус шизофрении” и клеймо плохой матери: как разрушенная жизнь одной семьи подарила надежду другим

До недавнего времени считалось, что шизофрения появляется у детей деспотичных матерей. Теперь природа заболевания изучена более подробно, а методы ее лечения стали гуманистическими. Но этого бы не произошло без трагедии в одной американской многодетной семье. Вместе с “Рамблером” вам предстоит перенестись в 1964 год, когда началась история их большого горя.

Как “вирус шизофрении” разрушил жизнь одной семьи
Фото: Penguin Random HousePenguin Random House

Дональд и Мими поженились в разгар Второй мировой войны. А уже в 1945-м родился их первый сын, которого назвали в честь отца. Супруги всегда мечтали о большой семье. К слову, они были набожными католиками, а среди людей верующих многодетность – не редкость. Всего в семье Гэлвинов родилось 10 мальчиков и 2 девочки.

Видео дня

Мими гордилась своими малышами. Каждого она выкормила грудью и любила подчеркивать, что справляется с воспитанием детей сама, без помощи няни. Мими понимала, что образование – очень важный ресурс для будущего ее дочек и сыновей. Она учила детей тому, что знала сама: как разбираться в классической музыке и искусстве, в зоологии и биологии. Каждый ребенок имел свой талант. Марк превосходно играл в шахматы. Брайан и Джон — преуспели в музыке, Мэтт и Джо – в хоккее.

Дональд-младший подавал надежды в науке и спорте. А в 20 лет он, будучи студентом-медиком, едва не погиб. Во время собрания активистов колледжа во дворе студенческого городка Дональд словно помешался и прыгнул в костер.

Этот случай, казалось бы, должен был открыть глаза Мими и Дональда на состояние старшего сына. Выяснилось, что, начиная с сентября 1964 года, юноша несколько раз обращался к врачу с разными травмами. Часть из них он нанес себе сам. А следы укусов животных и царапины появились после того, как Дональд своими руками убил нескольких из них. Об этом он поведал психиатру. Фантазии о смерти завели юношу слишком далеко. На одной из встреч Дональд рассказал, как думал об убийстве кого-то из преподавателей и приценивался к стоимости гроба для себя самого. Он также поделился, что постоянно следит за мимикой, жестами и словами собеседника, чтобы подобрать правильную реакцию. Юноше поставили неутешительный диагноз в 1966-м.

Гэлвины не решались отправить сына на лечение по двум причинам. Во-первых, на оплату стационара в частной клинике у них не было денег, а условия в государственных казались кошмаром. Во-вторых, их останавливал страх стать опозоренными, отвергнутыми обществом. Мими считала, что факт лечения Дональда испортит его карьеру и лишит младших детей шансов на нормальную жизнь.

Дональд и Диди не придумали ничего лучше, чем проигнорировать ситуацию. Но, словно костяшки домино, признаки шизофрении стали появляться у пяти младших братьев Дональда. 22-летний Джим пожаловался, что слышит голоса. Выяснилось, что он неоднократно в ярости избивал жену, говорил, что хочет уйти из жизни. 14-летний Питер внезапно начал мочиться в постель и утверждать, что в подвале дома живет дьявол. Он имитировал странную речь, чем пугал остальных. Мэтт, теряя рассудок, считал, что он – ; Джо тоже слышал голоса, был чрезвычайно нелюдим, принимал наркотики.

“Помешательство мальчиков” отразилось на жизни здоровых членов семьи. Спустя годы выяснилось, что Джим на протяжении нескольких лет насиловал собственных сестер (Мэри и Маргарет), Брайан приставал к одной из них. Дональд однажды набросился на мать с ножом.

Мими подбрасывало на эмоциональных качелях: она то отрицала происходящее, продолжая вести себя как заботливая мать; то становилась деспотичным невротиком, готовым морально поднять на вилы ребенка за малейшую оплошность. Дональд предложил супруге хобби – соколиную охоту. Он переживал за семью, но глубоко внутри. Результатом этого стал перенесенный на глазах сына Питера инсульт.

Отношения с соседями все равно ухудшились. Мэтта поймали на воровстве. А Питер чуть не задушил соседскую девочку, опрокинув ее в сугроб и не давая выбраться. Гостей в доме Гэлвинов становилось все меньше. За любой неприятный инцидент в районе “сердобольные” жители были готовы мигом возложить вину на детей Мими и Дональда.

А потом случилось страшное. Брайан застрелил из винтовки сначала свою девушку Нони, а потом себя. Он купил оружие накануне, что свидетельствовало о продуманности действий. Мими и Дон скрыли правду не только от общества, но и от собственных младших детей. Вот только они уже догадывались, что произошедшее как-то связано с таинственной болезнью других старших братьев. И были правы. За несколько лет до трагедии Брайану прописали прием нейролептика тиотиксена (применяемого в том числе для лечения шизофрении). При этом медицинская история парня была чиста.

В истории этой семьи был период, когда Мими решила отказаться от сотрудничества с психиатрами и клиниками для лечения сыновей. Но доводы разума победили. ДНК братьев Гэлвинов изучали с 1980-х годов научные институты и фармацевтические компании. Это исследование привело к прогрессу в лечении, прогнозировании и профилактике шизофрении.