Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Это наш Суворов»: какого советского генерала так называл маршал Рокоссовский

В начале 1980-х годов генерал армии возглавлял Советский комитет ветеранов войны. Глядя на него, сложно было представить, что этот непримечательный на вид человек – один из самых титулованных советских военачальников. Батов имел две звезды Героя Советского Союза, а кроме того, восемь орденов Ленина, три ордена Красного Знамени, ордена Кутузова и Богдана Хмельницкого I степени и многие другие. Военачальник был в числе немногих иностранцев, которым присвоили титул рыцаря-командора ордена Британской империи. Это несоответствие между «негероической» внешностью и полководческим талантом, по мнению современников, роднило Батова с самим генералиссимусом Суворовым.

Какого советского генерала называли Суворовым
Фото: Телеканал "Звезда"Телеканал "Звезда"

«Это наш Суворов»

Видео дня

Весной 1945 года части 65-й армии, которой командовал Павел Батов, перешли Одер. Стремительный рывок за реку подарил Красной Армии приоритет в деле освобождения Берлина. Теперь западные союзники, встречавшие слабое сопротивление немцев, просто не успели бы добраться до столицы Рейха раньше русских.

Именно об этом примечательном эпизоде войны зашла речь во время встречи между командующим 2-м Белорусским фронтом и главнокомандующим британскими сухопутными силами в Европе Бернардом Монтгомери. Рокоссовский представил собеседнику генерал-полковника Павла Батова.

«Господин фельдмаршал, это тот самый генерал, который первым форсировал Одер и открыл ворота в Берлин», – пояснил маршал. Выслушав рассказ о боевом пути Батова, Монтгомери пригляделся к генералу и спросил, не является ли тот родственником .

«Я хорошо знаю историю и видел его портреты. Ваше сходство с генералиссимусом поразительно: невысок, худощав и точно такой же хохолок на голове»,

– пояснил англичанин.

Рассмеявшись, Рокоссовский признался, что солдаты так и называют Батова – «наш Суворов».

Путь полководца

В биографии Павла Ивановича Батова действительно можно найти факты, перекликающиеся с жизненным путём Александра Суворова. Как и генералиссимус, Батов служил в царской армии. Крестьянин деревни Фелисово Рыбинского уезда Ярославской губернии ушёл в солдаты добровольцем после начала Первой мировой войны. За службу в разведке Батов получил два Георгиевских креста. Не единожды он оказывался на волосок от гибели, и, бывало, многие сослуживцы считали его убитым.

Демобилизовался Батов в 1917 году в чине младшего унтер-офицера, но, как оказалось, ненадолго – на следующий год его призвали в Красную Армию. С конца Гражданской войны Батов служил в «образцово-показательной» Московской пролетарской стрелковой дивизии, где прошёл путь от командира батальона в 1922 году до командира стрелкового полка в 1934 году.

После окончания Военной академии имени Фрунзе Батову, подобно Суворову, довелось повоевать в Западной Европе. Он вступил в 12-ю интернациональную бригаду генерала Пауля Лукача, сражавшуюся против фашистов в Испании. На Арагонском фронте советского офицера знали под именем Пабло Фрица. Вернувшись в СССР в 1937 году, Батов получил в командование сначала 10-й, а затем 3-й стрелковый корпус. Последним он командовал и во время Советско-финской войны.

На фронтах Великой Отечественной

С первых дней Великой Отечественной войны Павел Батов участвовал в обороне Крыма. Однако главным образом он известен в качестве командующего 65-й общевойсковой армии, которую возглавил 22 октября 1942 года (тогда она называлась 4-й танковой армией). Солдаты Батова сражались под Сталинградом и на Курской дуге, форсировали Днепр, освобождали Белоруссию. В начале 1945 года, продвигаясь на запад, 65-я армия освободила побережье Померании с городами Штеттин и Росток. Войну генерал закончил напротив острова Рюген.

В карьере Батова определённую роль сыграло покровительство Рокоссовского, который был дружен с Батовым до последних дней жизни. При этом собственно полководческие качества Батова некоторые подвергают критике. К примеру, командир штрафбата Александр Пыльцын в мемуарах пишет о недостаточном внимании Батова к флангам и чрезмерной «самоуверенности» военачальника, которая порой приводила к потерям.

Однако именно скорость продвижения войск Батова неоднократно позволяла им спасать жизни узников концлагерей. Например, в районе белорусского местечка Озаричи красноармейцы 65-й армии выпустили на волю больше 30 тысяч узников – детей, женщин и стариков. А в апреле 1945 года, заняв город Барт, «батовцы» освободили военнопленных лётчиков, которых немцы держали в лагере «Шталаг-Люфт 1». Стремительное продвижение русских не позволило нацистам уничтожить узников (эту провокацию они собирались осуществить, переодевшись в форму Красной Армии). На свободу вышло семь с половиной тысяч американцев и полторы тысячи англичан.

Иногда Батов проявлял и стратегическое новаторство. В Бобруйской операции его войска поддержали атаку с помощью двойного огневого вала.

Батова высоко ценил не только Рокоссовский. С огромным уважением отзывался о генерале и маршал , знавший его с начала 1930-х годов.

После войны

После Победы Батов командовал несколькими армиями и дивизиями, затем Прикарпатским и Прибалтийским военными округами, Южной группой войск. В 1955 году он получил звание генерала армии, а на следующий год участвовал в подавлении Венгерского восстания. В 1962-65 годах Батов был начальником Штаба вооружённых сил Организации Варшавского договора.

Как и Александр Суворов, полководец оставил после себя литературное наследство. Мемуары Батова при внимательном прочтении могут научить не меньшему, чем «Наука побеждать». Наибольшей известностью пользуется книга «В походах и боях», изданная в 1962 году.

С 1970 года Батов стал руководителем общественной организации ветеранов, он многое сделал для улучшения быта фронтовиков. Скончался генерал 19 апреля 1985 года, в возрасте 87 лет.