8 мая в истории науки: В 1929 году в СССР впервые обработали поля с самолета

Следующая модель воздухоплавательного аппарата "Лебоди II" была оснащена двигателем мощностью 40 лошадиных сил, объем оболочки составлял 2660 кубических метров. Затем инициативу перехватил немец, граф Фердинанд Цеппелин и его фирма "Лю́фтшиффбау Цеппелин ГмбХ", фамилия Цеппелин стала использоваться в качестве синонима жесткого дирижабля.

Фото: iStock

В этот же день, но в 1794 году был гильотинирован по приговору революционного трибунала автор знаменитого "Доклада об аэростатах" великий ученый, основатель современной химии Лавуазье. Лавуазье состоял в Совещательном бюро искусств и ремесел - революционной республиканской организации, которая должна была обращать внимание правительства и поощрять наградами лучших ученых. Его обвинили в заговоре против французского народа, помощи врагам нации, добавлении вредных примесей к жизненным припасам и удерживании в своих руках средств, необходимых для государственной обороны. По легенде, председатель трибунала Жан-Батист Коффиналь-Дюбай в ответ на многочисленные ходатайства о помиловании заявил: "Республика не нуждается в ученых".

Ни один из коллег не выступил в его защиту. А между тем именно он первым в истории человечества получил чистый кислород, организовал экспедиции по поиску месторождений селитры и разработал способы ее очистки, удвоил во Франции производство пороха. Его лаборатория была самым передовым научным учреждением того времени. "Ничто не творится ни в искусственных процессах, ни в природных, и можно выставить положение, что во всякой операции [химической реакции] имеется одинаковое количество материи до и после, что качество и количество начал остались теми же самыми, произошли лишь перемещения, перегруппировки. На этом положении основано все искусство делать опыты в химии" - так он сформулировал Закон сохранения массы, известный также под названием Закона Ломоносова-Лавуазье. То, что отправивший его на смерть Коффиналь сам был казнен всего-то спустя три месяца, стало для французской науки очень слабым утешением.