Рыжие и румяные: как в XVIII веке вычисляли вампиров

Вампиры встречаются в верованиях многих народов и были известны еще в античности. Но, пожалуй, нигде не верили в вампиров так сильно, как на Балканах и в Юго-Восточной Европе. Столкнувшиеся с этим явлением австрийцы познакомили с ним остальную Европу. Так возник миф о бессмертных кровососах, который пережил свое время. Подробности — в статье «Рамблера».

Рыжие и румяные: как в XVIII веке вычисляли вампиров
© Кадр из фильма «Сумерки. Сага. Затмение»

В начале XVIII века очередная война двух империй, турецкой и австрийской, принесла последней задунайские земли, в том числе и Сербию. Имперский провизор Иоганн Фромбальд был вызван в сербское село Кисилево для вскрытия могилы местного жителя Петера Благоевича. На процедуре также присутствовал священник.

Мужчина умер в возрасте 62 лет, но через две недели пришел к сыну за едой. Тот отказал и вскоре также скончался. На протяжении десяти недель еще девять односельчан Благоевича умерли, а перед смертью рассказывали, что во сне к ним приходил Петер и душил. У некоторых была сильная кровопотеря. Жена Благоевича также заявила, что видела мужа после смерти — он искал ее туфли — и не дожидаясь еще одного визита, сбежала из деревни. Жители села потребовали вкопать тело упыря и расправиться с ним испытанными народными методами.

Позже Фромбальд опубликовал доклад в журнале «Венский дневник», в котором сообщил, что тело Благоевича в гробу действительно было в превосходном состоянии, на лице был румянец, а во рту кровь. Мертвецу вонзили осиновый кол в сердце, а потом сожгли тело.

В 1725 году случилась еще одна вспышка вампиризма. Отчет о ней оставил австрийский военный врач Йоханнес Флюкингер, который расследовал дело Арнаута Павле. Бывший солдат турецкой армии вернулся в свою деревню Медведжа, женился на местной девушке и занялся сельским хозяйством. Однажды он рассказал жене о том, что во время службы в Греции столкнулся с вампиром, но смог его убить. Чтобы спасти себя от превращения, Павле съел земли с могилы вампира.

Однажды Павле упал с сеновала и сломал себе шею. Его похоронили, но в течение месяца односельчане утверждали, что видели Арнаута ночью в деревне, а на некоторых он нападал и пытался задушить. Позже четырех свидетелей его появления нашли мертвыми, при этом причину смерти установить не удалось. Тело Павле выкопали и обнаружили, что у него выросли ногти и борода, а лицо было красным. Ему вонзили кол, отрезали голову и сожгли.

В 1731 году необъяснимые смерти возобновились. Сначала скончалась пожилая Милица, ребенок и молодая роженица Стана, а потом еще тринадцать человек, в основном маленькие дети, молодые женщины и старики. Причем первая жертва как будто бы видела Арнаута Павле, а к другим жертвам приходили сосать кровь те, кто умерли раньше. Последняя жертва, молодая женщина Станойка, перед смертью сообщила, что к ней приходил скончавшийся ранее парень Милой.

Волна паники среди местных жителей привела к повсеместному вскрытию могилу и осквернению тел. Австрийская администрация в Белграде направила комиссию в составе врачей, офицеров и священника. Они эксгумировали тела всех подозреваемых. Некоторые были найдены с опухшими красными лицами и кровью на губах. Больше всего следователей смутила хорошая сохранность некоторых тел. Всем покойникам отрубили головы, а потом сожгли.

Однако охота на вампиров затронула не только мертвых, но и живых. Южные славяне, цыгане и румыны были убеждены, что будущего вампира можно было вычислить еще при жизни.

Под подозрение попадали рыжеволосые мужчины и женщины с ярко-голубыми глазами, а также люди, появившиеся на свет раньше срока, особенно, если они рождены в результате кровосмешения. Разумеется, пристальное внимание привлекали люди, которые отказывались есть чеснок и вообще острые пряности.

Также вампиром могла стать последняя из семи дочерей или самый младший из девяти братьев. Ранняя седина у юной девушки также была признаком ее будущего превращения в вампира.

Причем фольклорные вампиры отличались не бледностью, а наоборот ярким румянцем и вообще упитанным телом. Даже дети с заметными особенностями вроде родимых пятен или лишних сосков были в зоне риска. Зубы у младенцев тоже настораживали окружающих.

Согласно народным представлениям, могилу подозреваемого нужно было вскрыть через три года, если это ребенок, через пять лет, если это юноша или девушка и через семь — если речь идет о взрослом человеке. Вообще любой человек, умерший внезапной и необъяснимой для односельчан смертью, становился кандидатом в вампиры. Не дожидаясь его ночных визитов, они часто заранее пытались избавиться от тела с помощью осинового кола и огня.

Кстати, вампирами могли стать и домашние животные, и даже растения — по этой причине в доме не хранили долго тыквы и дыни.

Вампирская истерия породила споры среди ученых. В 1746 году вышла книга исследователя и богослова Антуана Августина Кальме, который на основе всей собранной информации допускал, что вампиры могут существовать. С ним соглашался даже такой скептик как Вольтер. А Жан-Жак Руссо писал следующее:

«Если в мире и существует настоящая история, то она о вампирах: ни в чем нет недостатка, судебные разбирательства, сертификаты, предоставленные знатными людьми, хирургами, священниками и магистратами; юридические доказательства совершенно полны. Однако кто верит в вампиров? Будем ли мы прокляты за то, что не поверили в них?»

Хотя австрийская императрица Мария Терезия запретила раскапывать могилы и подвергать покойников истязаниям, миф о вампиров уже захлестнул Европу и достиг Нового Света.

Уже в конце XIX века большой резонанс вызвал инцидент с 19-летней Мерси в Род-Айленде. Мать и старшая сестра Мерси умерли от туберкулеза, а брат Эдвин тяжело заболел. Скончалась и сама Мерси. Друзья отца семейства Джорджа Брауна убедили его сделать эксгумацию всех умерших, так как были убеждены, что кто-то из членов семьи был вампиром и сгубил остальных. Хорошая сохранность тела Мерси и кровь в сердце стали основанием для того, чтобы объявить ее вампиром. Ее сердце было предано огню, а пепел, смешанный с водой, дали отведать Эдвину. Впрочем, такое своеобразное лекарство не помогло, и Эдвин умер.

Позже исследователи предположили, что тело Мерси хорошо сохранилось, так как находилось в наземном склепе всего два месяца. Тем более, что девушка умерла зимой, и температура воздуха была низкой.

Пока простой народ запасался кольями и чесноком, писатели и поэты творили романтический миф о вампире, утвердившийся уже в XIX веке и почти без изменений доживший до наших дней.