Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Насилие и опыты: жуткая судьба сирот Дюплесси

Детали этой истории стали известны только в девяностые годы, когда выжившие после экспериментов и издевательств повзрослевшие дети заговорили. Подробности — в статье «Рамблера».

Насилие и опыты: жуткая судьба сирот Дюплесси
Фото: Кадр из фильма «Сестры Магдалины»Кадр из фильма «Сестры Магдалины»

Морис Дюплесси дважды занимал пост премьер-министра Квебека (Канада) в тридцатые и пятидесятые годы. Он боролся за автономию провинции, ограничивал профсоюзы в их правах, добился запрещения левых партий и был яростным клерикалом. В союзе с Канады он и осуществил страшный проект, жертвой которого стали дети.

Видео дня

Социальная программа Дюплесси включала в себя защиту детей, причем не только сирот, но и детей из неблагополучных семей. Однако забота о детях была довольно своеобразной. Морис Дюплесси передал управление приютами, больницами и школами католической церкви. При этом в приюты попадали не только сироты, но и дети матерей-одиночек, бедных родителей и супругов, не состоявших в официальном браке. Последним приходилось в приютах хуже всего, так как само их рождение считалось грехом.

Причем родители не всегда добровольно отдавали детей — иногда их забирали по решению светских властей, полностью подчинявшихся священникам, или уговаривали семьи отказаться от детей, обещая им достойное образование и содержание. На самом деле дети не получали ни того, ни другого.

Но все стало еще хуже, когда Дюплесси решил заработать на сиротах. Дело в том, что федеральное субсидирование лечебниц для душевнобольных было выше, чем детских приютов. Так, на содержание ребенка выделялся 1 доллар 25 центов в день, а на содержание пациента клиники — два доллара 75 центов. Тогда Дюплесси принял жуткое решение. Все детские приюты росчерком пера превратились в психиатрические больницы. Тысячи здоровых малышей были объявлены сумасшедшими. При этом медики их не освидетельствовали, диагнозы ставились монахинями, они же заполняли документы.

Подростков с выдуманными диагнозами отправляли в настоящие лечебницы, где они были вынуждены жить вместе с безумцами. Младшие дети оставались в приютах под надзором монахинь и подвергались издевательствам. Позже выжившие рассказывали, что в воспитательных целях их часами держали в ледяных ваннах, надевали смирительные рубашки, приковывали к кроватям за шею, руки и ноги, при этом кровати были без матрасов и вообще без белья. За любую и даже мнимую провинность их били, запирали в карцере, лишали еды и воды. К тому же дети тяжело работали в подсобных хозяйствах и регулярно подвергались насилию.

На сиротах испытывали лекарства, том числе и запрещенные, их пичкали нейролептиками, а в некоторых случаях им проводили лоботомию.

В ужасных условиях дети быстро умирали или накладывали на себя руки. Их тела приюты продавали исследовательским институтам и анатомическим театрам за десять долларов. Кроме того, в приютах процветал нелегальный бизнес по усыновлению детей иностранцами. Цена ребенка могла доходить до несколько тысяч долларов.

В 1999 году на ферме, принадлежавшей такому приюту, нашли останки двух тысяч детей, вероятно, погибших в результате невыносимых условий. Выжившие сироты после совершеннолетия вырывались на свободу, однако устроиться на работу им было трудно из-за скудного образования и фальшивого медицинского диагноза.

Точное число жертв программы Дюплесси до сих пор неизвестно. По оценкам специалистов, в нее были вовлечены до трехсот тысяч детей, одна ко это лишь приблизительная цифра. Лишь в девяностые годы уже пожилые сироты Дюплесси заговорили о том, что им пришлось пережить в детстве. Исследователи же, в частности Мартин Порье и Лео-Пол Лазон, полагают, что власти Квебека и католическая церковь заработали на детях около семидесяти миллионов долларов.

Впоследствии компенсации — десять тысяч канадских долларов на человека и тысяча долларов за каждый год изоляции — получили только те сироты, которые принудительно содержались в настоящих психиатрических больницах. Жертвы детских приютов не получили ничего.

Ни правительство, ни католическая церковь не сочли нужным попросить прощения у людей, которым искалечили жизнь. В настоящее время в живых осталось около трех сотен бывших сирот Дюплесси.