Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Два мифа о женском мозге

Долгое время медицинские исследования основывались на принципах «бикини-медицины», подразумевающих, что женщины — это те же мужчины, только с грудью. Однако женщины гораздо чаще мужчин страдают тревожностью, депрессией, мигренью, черепно-мозговыми травмами и переживают инсульты. А еще вокруг темы женского здоровья кружит много мифов, которые развеивает американский нейробиолог Лайза Москони в своей книге. Делимся отрывком.

Два мифа о женском мозге
Фото: Теории и практикиТеории и практики

За 20 лет моих исследований сделано много интересных открытий, и наиболее неожиданные и важные касались особенностей работы женского мозга. Но ведь он находится вне «зоны бикини», поэтому происходящих в нем жизненно важных изменений часто не замечают. Взять хотя бы болезнь Альцгеймера: она представляет огромную угрозу для женского здоровья, но об этом никто не говорит. Если бы к Земле приближался метеор, угрожавший через 30 лет убить несколько миллионов человек, мы бы наверняка выделили материальные и интеллектуальные ресурсы, чтобы его остановить. Между тем большинство женщин даже не осознает проблемы. Она не освещается в СМИ. Докторов не учат ей заниматься.

Видео дня

Прежде чем мы начнем разговор о реальных перспективах женщин в целом и каждой в отдельности, давайте рассмотрим несколько давно существующих мифов, не позволяющих нам как обществу признавать и предупреждать уникальные риски для здоровья женского мозга.

В наше время очень много говорят о дискриминации и предвзятости, и есть ситуации, где проблема реальна и требует устранения. В системе здравоохранения существует несколько предубеждений, заслуживающих немедленного и всеобщего внимания, поскольку, как и у любых предрассудков (особенно в медицине), их последствия могут быть глобальны и катастрофичны. В частности, речь идет о широко распространенной практике списывать симптомы на половую принадлежность («Вы странно себя чувствуете, потому что вы женщина») или на возраст («Вы странно себя чувствуете, потому что стареете»).

Двойная предвзятость по отношению к женщинам — не единственное заблуждение, связанное со старением. Ученые, которые изучают проблему болезни Альцгеймера, тоже не всегда объективны. Ее принято считать неизбежным следствием плохой наследственности, старения или совокупности обоих фак- торов. Вы себе не представляете, насколько трудно добиться сбалансированного взгляда на реальность риска этой болезни для женщин — и насколько важно это сделать.

Вообще с болезнью Альцгеймера и с новейшими исследованиями в этой области будет связана основная масса рассуждений в данной книге. Почему такой акцент? Прежде всего потому, что это самое тяжелое из всех когнитивных заболеваний, и понимание его предпосылок поможет придумать, как его предотвратить. Вернемся к нашей аналогии с фондовой биржей: как экономисты анализируют обвалы на биржах, чтобы вычленить факторы здоровой экономики, так и ученые, исследуя болезнь Альцгеймера, приближаются к пониманию того, что позволяет сохранять здоровье, долголетие мозга и его устойчивость к заболеваниям.

Часть научных открытий действительно специфична для болезни Альцгеймера, но есть и такие, которые охватывают гораздо более широкий диапазон проблем. Они подтверждают неоспоримые, хоть и не всегда приятные факты: есть определенные факторы, которые делают женщину особенно уязвимой перед этим типом деменции, а также перед рядом других недугов, негативно влияющих на здоровье мозга в целом. Кроме того, сейчас мы уже понимаем, что, хотя когнитивные изменения могут происходить у представителей обоих полов, у мужчин и женщин они вызваны разными причинами. Только сейчас специалисты начинают признавать существование гендерных различий в старении мозга и развитии слабоумия, зато новые открытия сразу используются практически и меняют наши подходы к лечению болезней.

Миф первый: гены определяют судьбу

Долгое время было принято считать, что неврологические недуги связаны с генетикой и что если кто-то из ваших родителей страдал определенным заболеванием, то вы тоже в группе риска. Но ряд новейших исследований, проведенных с использованием самых современных сканеров и технологий секвенирования генома, полностью изменил наше представление о роли старения и наследственности в развитии многих заболеваний, и в первую очередь болезни Альцгеймера. Сегодня очевидно, что гены — это не приговор, а старение — не прямая дорожка к неизбежной болезни.

Правда в том, что, хотя у некоторых людей болезнь Альцгеймера действительно развивается из-за генетической мутации в ДНК, это, как правило, не более 1—2% всех случаев. Данный показатель существенно ниже ранее известного и в этом смысле явно противоречит утверждению, будто судьба предначертана генами. Во второй части книги мы поговорим об этих мутациях и о том, как определить, являетесь ли вы их носителем. А пока лишь отметим, что преобладающее большинство пациентов их не имеет. Риск в большинстве случаев связан не столько с «плохими генами», сколько с комбинацией нашего уникального генома, состояния здоровья, среды обитания и образа жизни.

Это вовсе не означает, что гены не важны. Наша ДНК вовлечена в каждый аспект нашей жизнедеятельности, и именно она делает нас женщинами. Однако с медицинской точки зрения она не имеет настолько определяющего влияния, как считалось ранее. Прогресс в секвенировании ДНК и появление такого направления исследований, как полногеномный поиск ассоциаций, пролили свет на так называемую полигенную природу здоровья и болезней. Речь идет о том, что наше здоровье и долголетие зависят от действия интерактивной сети множества генов — а не от какого-то одного «плохого гена», запускающего болезнь. Одна группа генов совместными усилиями укрепляет здоровье, обеспечивает организму устойчивость к болезням, а другая — повышает риск их развития. Еще раз поясню: наличие определенных вариаций генов не делает человека автоматически больным. Оно лишь указывает на повышенный риск — риск, который можно контролировать.

Помните этот факт; он очень важен и многое меняет. Ваша генетика — возраст, пол, наследственность — это карты, которые достались вам при раздаче. Но победа или поражение зависят не столько от карт, сколько от манеры игры: вашего окружения, образа жизни, медицинской истории и, особенно для женщин, от гормонального здоровья. Исследования одно за другим говорят о том, что эти факторы сообща действуют как мощные эпигенетические силы, которые корректируют экспрессию генов, включая и выключая их. Сама структура ДНК не меняется, но меняется активность ее компонентов, отчего зависит вероятность развития или не развития у нас той или иной болезни. В результате мы пришли к выводу, что большинство форм когнитивных расстройств с равной вероятностью может быть вызвано и генетическими, и прочими факторами; и вот последние как раз могут быть под нашим контролем.

С точки зрения ученого очень важно всем напомнить, что депрессия, инсульт и даже рак когда-то считались неизбежностью, заложенной в генах. В итоге они оказались результатом взаимодействия генетической предрасположенности и огромного количества эндогенных и экзогенных факторов. Заболевания, влияющие на работу головного мозга, тоже с большей вероятностью вызываются факторами образа жизни, чем генетическими мутациями. Чтобы вы понимали масштаб, достаточно сказать, что, согласно подсчетам, причиной 80% случаев сердечнососудистых заболеваний и 90% случаев диабета II типа стал нездоровый образ жизни. Следовательно, их можно было предотвратить, если бы пациенты правильно питались, следили за своим весом и занимались спортом.

Как оказалось, болезни Альцгеймера это тоже касается. Новейшие когортные исследования предполагают, что как минимум в трети случаев ее можно было бы избежать благодаря конкретным изменениям в образе жизни и подходе к охране здоровья. К таким изменениям относятся правильное питание и достаточная физическая активность, сознательная интеллектуальная и социальная деятельность, снижение уровня стресса, полноценный сон, поддержание гормонального баланса, отказ от курения и контакта с токсинами, поддержание здоровья сердечно-сосудистой системы, а также контролирование факторов, ведущих к ожирению и диабету. Гармоничное сочетание этих профилактических мер предотвращает развитие деменции.

По результатам прогнозов, если бы удалось уменьшить эти факторы риска хотя бы на 10%, то к 2050 г. мы могли бы предотвратить почти 9 млн — а по мнению некоторых источников, даже больше — случаев болезни Альцгеймера. Упоминается так- же снижение уровня менее тяжелых форм возрастных когнитивных расстройств. Именно к такому открытию мы шли долгим и трудным путем. Именно о таких цифрах мы мечтали. Независимо от социально-экономического статуса, семейной истории или генетики вышеперечисленные профилактические меры доступны каждому, кто захочет ими воспользоваться. С учетом следующего мифа о женском здоровье важность таких открытий становится еще более очевидной.

Миф второй: болезни — естественный атрибут старости, а женщины живут дольше

Долгое время было принято считать, что раз женщины в целом живут дольше мужчин, то у них попросту «больше времени» для увеличения статистики по заболеваемости. Иными словами, проблема не требует дополнительного изучения. Как ученый и как сторонник здравого смысла в любом деле, я решила расставить все точки над «i», задавшись одним простым вопросом.

Действительно ли продолжительность жизни женщин настолько больше мужской? Оказывается, этот пресловутый разрыв в продолжительности жизни стабильно сокращается. Мужчины нас нагоняют. Например, в данный момент средняя продолжительность жизни в США составляет 82 года для женщин и чуть более 77 лет для мужчин — т. е. разница не достигает даже пяти лет. В Англии она, по расчетам, к 2030 г. уменьшится до двух лет. Во многих странах «огромная» разница в продолжительности жизни на самом деле не так уж велика, и везде наблюдается тенденция к ее сокращению.

Что любопытно, по данным исследований, главными причинами сокращения разницы является не генетика, а поведение и технологии. В начале XX века прогресс в технологиях и медицине действительно привел к значительному гендерному перекосу в статистике по смертности. После того как рожденные в начале 1900-х люди начали принимать меры профилактики инфекционных заболеваний, использовать более совершенные медицинские технологии, лучше питаться и в целом больше следить за своим здоровьем, смертность упала среди представителей обоих полов. Однако если женщины в полной мере пользовались выгодами этих улучшений, мужчины пали жертвой параллельного роста случаев так называемых болезней цивилизации. Сюда включены преимущественно алкоголизм, курение, насилие с применением огнестрельного оружия и дорожно-транспортные происшествия. Все это обычно относится к «мужским» рискам. Даже более высокая распространенность сердечно-сосудистых заболеваний среди мужчин объяснялась преимущественно курением, а также неправильным питанием. Иными словами, из-за последствий мужских вредных привычек сформировалось убеждение, что женщины обладают неким биологическим преимуществом в виде большей живучести.

На самом деле современные женщины рискуют повторить судьбу вчерашних мужчин, поскольку в их жизни все чаще появляются привычки и стрессовые факторы, ранее считавшиеся мужской прерогативой: курение, злоупотребление алкоголем, покорение корпоративной лестницы. Женщины-предприниматели, отдающие работе по сто часов в неделю в стремлении «быть не хуже»? Повсеместно. Молодая мама, работающая полный день? Сегодня это норма. Совмещение двух работ, чтобы прокормить семью? Женщины делают это уже не один десяток лет. Женщина на посту президента или премьер-министра? В некоторых странах это уже реальность. Возможно, в связи с этими возросшими требованиями женщины после 50 лет подвергаются такому же риску сердечных заболеваний, как мужчины. Другой пример: за последние 20 лет смертность от рак легких среди женщин почти утроилась. Рост случаев ожирения, тревожности и депрессии среди женщин тоже оказался значительно большим, чем среди мужчин. То же самое касается инфекционных заболеваний и ряда гормональных нарушений, от болезней щитовидной железы до бесплодия.

И пока женщины боролись за равноправие, мужчины научились беречь свое здоровье, что привело к снижению мужской смертности и сокращению гендерной разницы в продолжительности жизни. А вот женщины, наоборот, стали меньше следить за самочувствием. Поскольку именно мы чаще всего взваливаем на себя двойной груз профессиональных и бытовых обязательств, забота о своем здоровье ушла на задний план, уступив место заботе о домочадцах и работе. В общем, мужчины стали меньше вредить своему здоровью, а женщины — больше.

Веками женщины жаждали той же свободы выбора, которая дарована мужчинам по умолчанию благодаря их половой принадлежности. Хотя мы действительно сумели открыть двери, которые когда-то были для нас закрыты, складывается впечатление, что доступ нам предоставили на каких-то обременительных условиях. Мужчины не особенно торопятся расширять свой круг бытовых задач, а вот мы, женщины, вступив в ряды рабочей силы наравне с ними, почему-то сохранили свои прежние роли в быту и до сих пор не получаем за это адекватной поддержки, компенсации или признания.

К чему я веду? К тому, что новые роли женщин в обществе и все пришедшие вместе с ними вредные привычки, стресс и борьба подспудно влияют не только на наши сердца, гормоны и талию, но и на наш мозг. Именно из-за дополнительной нагрузки на него стремительно вырос риск развития неврологических заболеваний типа болезни Альцгеймера. Можно лишь предполагать, какими стали последствия «прогрессивных» перемен для нашего когнитивного здоровья в целом. Зато мы лишний раз убедились, что образ жизни и общее состояние организма намного важнее, чем генетика или возраст.

Итак, мы возвращаемся к первоначальному вопросу: могут ли несколько лет разницы в продолжительности жизни быть единственной причиной того, что две трети всех пациентов с болезнью Альцгеймера — женщины? При внимательном рассмотрении становится понятно, что вероятность такового мала. Хотя возраст действительно играет свою роль, статистические модели, учитывающие гендерно-зависимые колебания уровня смертности, в общем показывают то же соотношение 2:1 в любой возрастной группе. Проще говоря, численное превосходство женщин над мужчинами среди пациентов с болезнью Альцгеймера сохраняется на уровне 2:1, независимо от их текущего возраста, возраста на момент смерти и разницы в продолжительности жизни. Это подтверждают исследования с при- менением методов нейровизуализации, обсуждавшиеся в первой главе, доказывают, что проблема кроется не только в том, что женщины дольше живут, — а в том, что болезнь у них начинается раньше. А точнее, в окрестностях менопаузы. Во введении я упоминала, что уже в 45 лет шансы развития болезни Альцгеймера у женщины равняются 1:5.

Далее, если бы проблема состояла лишь в большей продолжительности жизни, то женщины преобладали бы и среди пациентов с другими возрастными болезнями мозга, такими как инсульт или болезнь Паркинсона. Однако — и на это следует обратить внимание — такого не происходит. Риск инсульта для представителей обоих полов одинаков, тогда как болезнь Паркинсона чаще поражает мужчин, чем женщин. Кроме того, если посмотреть на 15 главных причин смерти в США сегодня, то в 14 пунктах смертность среди мужчин оказывается выше, чем среди женщин. Болезнь Альцгеймера (занимающая шестую строчку) — единственная болезнь, убивающая больше женщин, чем мужчин, во всех возрастных группах. В Англии и Австралии она и деменция уже вышли на первую строчку в причинах женской смертности, сместив с нее болезни сердца.

Еще раз подчеркиваю, что ни в коей мере не хочу игнорировать пациентов-мужчин или умалять их страдания — у нас таких много, и мы беспокоимся о них ничуть не меньше, чем о пациентах женского пола, но при этом ухаживать за ними приходится иначе. Суть в том, что имеющиеся на данный момент подходы к лечению болезни Альцгеймера не учитывают гендерных различий в развитии болезни и игнорируют специфичные для женщин риски. Только оказывая специализированную помощь представителям обоих полов, медицина будет выполнять свое предназначение: облегчать страдания человека и улучшать его самочувствие.

В рубрике «Открытое чтение» мы публикуем отрывки из книг в том виде, в котором их предоставляют издатели. Незначительные сокращения обозначены многоточием в квадратных скобках. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.