Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Генсек ошибаться не может»

35 лет назад генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев побывал на Кольском полуострове, чтобы попытаться изменить жизнь Арктики и всего мира. Там советский лидер поддержал идею создания безъядерной зоны в Северной Европе, предложил ограничить военно-морскую активность в северных морях, организовать мирное сотрудничество по освоению ресурсов Крайнего Севера, принять меры по защите окружающей среды, содействовать научному исследованию Арктики, открыть Северный морской путь для иностранных кораблей. В столице Заполярья генеральный секретарь общался с простыми людьми на улицах и своим обаянием покорил мурманчан. «Лента.ру» — об исторической поездке в Арктику.

«Генсек ошибаться не может»
Фото: Lenta.ruLenta.ru

***

Видео дня

Осенью 1987 года на Крайнем Севере произошло почти невероятное событие: генеральный секретарь Михаил Горбачев и его супруга прибыли с трехдневным визитом на Кольский полуостров, пробыв там с 30 сентября по 2 октября. Высокий гость прилетел из Москвы с важной миссией: вручить Мурманску орден Ленина и медаль «Золотая звезда» как городу-герою. Почетное звание было присвоено столице советского Заполярья еще 6 мая 1985 года, однако государственные награды долго не могли попасть за полярный круг.

«Это было чрезвычайно важное событие для всех нас, — вспоминал председатель Мурманского горисполкома Владимир Горячкин. — А то, что награду будет вручать сам Горбачев, придавало событию международное значение. Это было важно и Михаилу Сергеевичу. Вручая "Золотую звезду" Мурманску, он как бы исправлял историческую ошибку и получал возможность без особых усилий рассчитывать на поддержку жителей города, области и самого сильного флота в Советском Союзе и в мире — Северного флота».

1 октября состоялось торжественное собрание в ДК имени Кирова. В торжественной речи Горбачев упомянул, что в эти края высылали пугачевцев и революционеров, назвал Мурманск одним из крупнейших портов СССР, центром освоения Арктики и базой атомных ледоколов, а также подчеркнул весомый вклад мурманских рыбаков в формирование продовольственных ресурсов страны. Вместе с тем он признал и наличие проблем: нехватку жилья, количества и качества товаров и услуг, слабое функционирование социальной сферы. Как заявил Горбачев собравшимся, перестройка касается каждого советского гражданина, поскольку она связана с определенными трудностями. Народ слушал руководителя СССР очень внимательно, многие понимающе кивали.

«Ратные и трудовые подвиги области и города отмечены высокими наградами. Мурманск — город героического прошлого и большого будущего, город славных революционных традиций и трудовых свершений в наши дни. Он был, есть сегодня и, мы уверены, будет впредь надежным форпостом страны в Арктике», — с этими словами генсек под аплодисменты прикрепил орден Ленина и медаль «Золотая звезда» к знамени города.

запомнилось, что охранники бесцеремонно отталкивали всех от Горбачева и никого к нему не подпускали: у градоначальника даже сложилось впечатление, что слова генсека могли услышать только сопровождавшие его сотрудники КГБ и больше никто.

В своей речи Горбачев затронул продовольственную проблему, отметив, что у народа «нет должной уважительности к продуктам», из-за чего «ребятишки играют булками в футбол». Эти слова не понравились Горячкину. Улучив момент, он заявил генсеку, что в мурманских школах такого отношения к хлебу нет. По воспоминаниям председателя, его тут же толкнули в бок и велели помалкивать. Уже потом близкие люди объяснили Горячкину: «Горбачев — генеральный секретарь и ошибаться не может».

«Мы были готовы пойти далеко»

Горбачев был не первым лидером СССР, посетившим Заполярье. В июле 1962 года в Мурманске побывал Никита Хрущев. Его выступление перед многотысячной толпой на стадионе ознаменовалось скандалом. Обращаясь к собравшимся, он назвал их «дважды дорогие нам мурманчане», намекая на северные надбавки, которые в то время стали весомым обременением для государственного бюджета и уже подверглись некоторому сокращению. Народ отреагировал на слова первого секретаря ЦК КПСС недовольным гулом, он не смог продолжить свою речь. Говорят, случившееся настолько задело Хрущева, что он перешел к нецензурным выражениям. Плюс из-за общего ажиотажа в толпе возникла давка, кто-то подрался. В итоге обошлось без жертв, однако визит первого лица был безнадежно испорчен, а сам он покидал Заполярье в плохом настроении.

Пять лет спустя на Кольский полуостров пожаловали генсек Леонид Брежнев и глава советского правительства Алексей Косыгин. Будто бы наученные неудачным опытом предшественника, они не захотели встречаться с местным населением. Столичные гости осмотрели корабли Северного флота, а с местным руководством общались в камерной атмосфере Мурманского обкома партии. Через несколько месяцев вышло постановление Совета министров СССР «О мерах по дальнейшему развитию городов Архангельска и Мурманска», в котором определялись конкретные задачи жилищного, культурно-бытового и коммунального строительства, реконструкции и расширения предприятий рыбной промышленности.

Семен Майстерман / ТАСС

Горбачев рассматривал вояж на Кольский полуостров как подготовку к переговорам с президентом Финляндии Мауно Койвисто в Москве, которые планировались на начало октября 1987 года. Генсека интересовали меры по радикальному снижению уровня военной активности на Севере. К тому моменту СССР уже демонтировал в одностороннем порядке пусковые установки ракет средней дальности на Кольском полуострове и большую часть таких ракет на остальной территории Ленинградского и Прибалтийского военных округов. Кроме того, в Кремле решили ограничить проведение военных учений во всех районах у северо-западной границы страны. На Кольском полуострове Горбачев заявил, что милитаризация Арктики приобретает угрожающий характер.

«В Мурманске я предложил вновь вернуться к идее о создании безъядерной зоны в Северной Европе, выдвинутой в свое время президентом Финляндии [Урхо] Кекконеном, — уточнял Горбачев в своих мемуарах. — Причем мы были готовы пойти достаточно далеко — в частности, в качестве первого шага вывести из состава Балтийского флота подводные лодки, оснащенные баллистическими ракетами. Сказал я и о нашем позитивном отношении к инициативе Койвисто об ограничении военно-морской активности в прилегающих к Северной Европе морях и распространении на них мер доверия. Среди таких мер, по моему мнению, могли быть договоренности об ограничении соперничества в противолодочном оружии, уведомлении о крупных учениях ВМС и ВВС».

«Надо дело менять, темпы наращивать»

30 сентября 1987-го Горбачевы осмотрели город Мончегорск, посетили комбинат «Североникель», в Доме техники ознакомились с выставкой об истории освоения месторождений Кольского полуострова, горнодобывающей и металлургической промышленности края, встретились с учеными Кольского филиала Академии наук СССР. 1 октября в Мурманске генсек возложил цветы к памятнику Ленину и венок к монументу защитникам советского Заполярья, побывал в районах массовой жилищной застройки, оценил новые квартиры и даже покритиковал ответственных работников за, по его мнению, излишне темный цвет обоев.

Горбачев обратил внимание на низкие темпы строительства и признал, что решить проблему жилья, по расчетам специалистов, не удастся даже к 2000 году.

«Надо дело менять, темпы наращивать», — заключил генсек

Леонид Палладин / РИА Новости

Горбачев также посетил рыбокомбинат, объединение «Севтехрыбпром», атомный ледокол «Россия». Как было принято в то время, проехался и по магазинам.

По словам сотрудника Госархива Мурманской области , студенты сбегали с лекций, чтобы увидеть и послушать Горбачева, с которым они тогда искренне связывали надежды на перемены в стране. Приезд именитой четы казался им чем-то невероятным. На улицы вышло огромное количество людей, все были возбуждены и взбудоражены происходящим. Они требовали общения с Горбачевым, и в морпорту он действительно подошел к собравшимся мурманчанам.

Один из жителей Мурманска спросил у Горбачева, доходят ли ему письма, отправленные простыми людьми. Генсек заверил, что лично читает все письма, а наиболее сложные и важные разбираются на Политбюро. В основном люди остались довольны общением и не скупились на позитивные пожелания Горбачевым.

«Смотрел по ТВ беседу Горбачева с рабочими на верфи Мурманска, — записал в дневнике ученый и писатель Лев Остерман. — Судя по лицам и поведению, рабочие настоящие, не отобранные. Настроены вроде бы сочувственно. Но в московском троллейбусе слышишь, как такие же рабочие открыто "несут" Горбачева: в магазинах-то пусто! То, что они его могут "нести", ничего не опасаясь, уже не больно-то ценится. Привыкли»

Впрочем, у начальника «Севрыбы» Михаила Каргина от приезда Горбачевых остались не лучшие впечатления. Организатор новых технологий лова и обработки рыбы сетовал на то, что высокопоставленная чета избегала предметного разговора с коллективом посещаемого предприятия, но с удовольствием тратила время на общение с народом на улицах и площадях, «устраивая стихийную говорильню, похожую на балаган, что нарушало по времени график посещений, создавало сумятицу и нервотрепку».

Рассказывая в своей книге «Я надеюсь...» о поездке по городам Заполярья, Раиса Горбачева отмечала «их величавую, строгую красоту в духе природы Севера». Она провела встречи с женщинами, с которыми говорила о нехватке рабочих мест, о пенсиях и льготах северянам, о качестве питания в детских домах. Председатель Мурманского облсовета по работе среди женщин Маргарита Молодцова вместе с подготовили записку в ЦК КПСС и Совмин СССР по самым острым социальным проблемам.

«Не верим, что безъядерные зоны способствуют безопасности в Европе»

Помимо вопросов создания безъядерной зоны и разоружения Горбачев выступил в Мурманске и с другими инициативами. Он предложил договориться о разработке единой энергетической программы для Севера Европы и огласил намерение привлечь Канаду и Норвегию к совместной разработке месторождений нефти и газа, объединить усилия по научным исследованиям в Арктике, совместными усилиями защитить морскую среду, уберечь тундру и северную тайгу.

При условии дальнейшей нормализации международных отношений генсек выражал готовность открыть Северный морской путь из Европы на Дальний Восток для иностранных судов и предоставить им право заходить в порты СССР.

«Мы придавали большое значение мирному сотрудничеству по освоению ресурсов Севера, Арктики, международной кооперации в деле охраны местной окружающей среды, — вспоминал Горбачев годы спустя. — В Мурманске мною было сказано, что при определенных условиях мы могли бы открыть Северный морской путь для иностранных судов. Словом, смысл моего выступления был в том, чтобы призвать и страны Северной Европы, и Запад, США вести дела в этом регионе таким образом, чтобы климат здесь определялся теплым Гольфстримом общеевропейского процесса, а не полярным дыханием накопившихся подозрений и предрассудков».

В декабре 1987 года государственный секретарь США Джордж Шульц отверг идею безъядерной зоны в Северной Европе, заявив, что такие идеи подрывают единство внутри НАТО.

«Мы не верим, что безъядерные зоны способствуют безопасности в Европе. Большинство из этих предложений были разработаны, чтобы повлиять на потенциал сдерживания , в то время как советское ядерное оружие остается нетронутым», — прокомментировал предложение Горбачева официальный представитель Белого дома Марлин Фитцуотер

На председателя Мурманского горисполкома Горячкина произвело хорошее впечатление то, что Горбачевы уехали из Мурманска в Североморск «без всякой помпы». На базе Северного флота генсек посмотрел корабли, воодушевил военных и улетел в Москву. По мнению Горячкина, присвоение Мурманску звания города-героя дало мощный толчок развитию города и всего региона.

8 октября 1987 года в Москве состоялось заседание Политбюро ЦК КПСС по итогам визита Горбачева в Мурманскую область. Генсек поручил издать совместное постановление ЦК партии и правительства «О мерах по ускорению экономического и социального развития Мурманской области в 1988-1990 годах и в период до 2005 года». Сделать успели немногое: после распада СССР о документе предпочли не вспоминать.