Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Королева и её деньги. На чём строилось огромное богатство Елизаветы II и как зарабатывали на ней самой

При жизни королевы было немало призывов упразднить институт монархии в Великобритании. Сторонники такого подхода (среди которых была и новоиспечённая премьер-министр Лиз Трасс) утверждали, что королева и её дети не приносят стране ничего хорошего и лишь сосут деньги налогоплательщиков, ведь на содержание Букингемского и других дворцов короны ежегодно тратится целое состояние. Вот только критики не учли, что считают чужие деньги: семье Елизаветы II удалось не только выйти на полную самоокупаемость, но и регулярно наполнять своими налогами бюджет страны. Всё о деньгах и бизнесе, построенном вокруг покойной королевы, — в материале «Секрета».

На чем строилось богатство Елизаветы II и как зарабатывали на ней самой
Фото: Секрет ФирмыСекрет Фирмы

Елизавета II не была ни самым богатым из современных монархов, скромно довольствуясь 12-м местом, ни даже самой богатой женщиной Англии, уступая это звание и Кирсти Бертарелли. Тем не менее личное состояние в $530 млн определённо делало её одной из богатейших женщин мира, а статус королевы позволял вести такой уровень жизни, которому могли бы позавидовать и некоторые миллиардеры.

Видео дня

Из чего же складывалось это богатство?

Суверенный грант

Строго говоря, Виндзоры действительно отчасти живут на деньги британских налогоплательщиков. Ежегодно членам королевской семьи выплачивается разовый платёж из бюджета — суверенный грант. Его средства тратятся на официальные поездки, ведение домашнего хозяйства, приём гостей, оплату коммунальных услуг, зарплату персонала и охрану.

Грант положен за то, что королева, её взрослые дети и внуки выполняют множество представительских и государственных обязанностей, а также тратят силы и средства на содержание Виндзорского и Букингемского дворцов, которые не принадлежат королевской семье.

Размеры гранта могут меняться в зависимости от обстоятельств, но в 2021 году Виндзоры получили из казны в общей сложности 103 млн фунтов стерлингов ($119 млн — здесь и далее по курсу 9 сентября 2022 года). В пересчёте на количество налогоплательщиков Великобритании это примерно полтора фунта стерлинга ($1,75) взятых с каждого взрослого гражданина на поддержание благополучия королевы и её семьи.

По факту эти деньги — лишь малая часть того, что сама королевская семья ежегодно перечисляет в казну страны. То есть, по сути, те самые налогоплательщики, с чьих доходов кормится корона, — это и сами Виндзоры.

Траст ми

Один из основных источников доходов королевы и её семьи — трастовый портфель земель, собственности и активов в доверительном управлении. Он подотчётный и регулярно проверяется. Короли и королевы Великобритании номинально не владеют этими активами, но имеют право получать с них доход и тратить на выполнение своих официальных обязанностей и представительские расходы.

По закону, принятому в 2011 году, размер гранта, который ежегодно выплачивался королеве, — это 15% от чистого профицита доходов её трастового имущества за финансовый год двумя годами ранее. При этом сумма не может быть меньше той, что королева получила в предыдущем году.

Такие королевские владения, как Букингемский дворец и Виндзорский замок, принадлежат государственным фондам Royal Estate и Occupied Royal Palaces Estate — короли и королевы Великобритании владеют ими только как суверены от имени нации. Такой же доверительной собственностью считаются знаменитые сокровища короны, выставленные в лондонском Тауэре (входят в Royal Collection Trust), герцогство Ланкастер и герцогство Корнуолл, а также портфель недвижимости по всей Великобритании, управляемый от имени короны, — Crown Estate.

Все эти активы не простаивают: поместья получают доход от сельского хозяйства и сдачи жилья в аренду, исторические замки и дворцы частично открыты для публики.

Королевские резиденции — это не пустые здания, в 15 из них выставлены всемирно известные произведения искусства. Королевская коллекция Виндзоров, насчитывающая более миллиона предметов, — одна из крупнейших коллекций европейских монархов и одна из немногих, сохранившихся в первозданном виде.

Всё это, разумеется, привлекает туристов. В допандемийном 2019 году общее количество посетителей всех королевских резиденций составило почти 3,2 млн человек. Доход только от входных билетов превысил 48 млн фунтов стерлингов ($55,4 млн), и это без подсчёта дополнительных доходов от экскурсий, продажи сувениров и туристических буклетов, еды, напитков и других товаров под брендом Royal.

Немалый доход королевская коллекция имеет и со своей библиотеки, где собраны уникальные фотоматериалы, снимки интерьеров и фоторепродукции картин. Эти материалы предоставляют за деньги для использования в книгах, фильмах, телепрограммах и СМИ. Например, если вы хотите воспроизвести в печатном виде какое-то из произведений из находящихся в доверительном управлении короны, вы должны будете заплатить британскому монарху около 80 фунтов стерлингов ($92,4) за каждые 5000 копий. Также Royal Collection Trust зарабатывает деньги на лицензировании, спонсорстве и других инвестициях, а общество и организации активно жертвуют ему деньги. Общий доход фонда коллекции за тот же 2019 год составил 72,1 млн фунтов стерлингов ($83,3 млн), но в период пандемии из-за снижения количества туристов и череды локдаунов прибыль снизилась почти вдвое.

Самый же ценный с финансовой точки зрения портфель активов траста — империя недвижимости Crown Estate. Этот британский бизнес оценивается в 14,3 млрд фунтов стерлингов ($16,5 млрд), он владеет множеством домов, квартир и торговых центров по всей Великобритании общей площадью почти 1 млн кв. м. Сюда входит большинство зданий в престижном лондонском районе Риджент-стрит.

Также у этой организации есть проекты в области энергетики и сельского хозяйства. Чистая выручка Crown Estate в год в среднем составляет почти 350 млн фунтов стерлингов (около $400 млн).

Деньги от всех описанных здесь активов, как и деньги налогоплательщиков, тратятся не на личные вещи и нужды королевской семьи, а на оплату перелётов и дипломатических визитов, мероприятий от имени короны и оплату персонала, обслуживающего королевский двор. Например, в 2020 году общие расходы составили почти 70 млн фунтов ($81 млн), из которых примерно четверть ушла на ремонт Букингемского дворца.

Впрочем, есть в этой истории и послабление — «тайный кошелёк».

Дело в том, что доходы с герцогства Ланкастер, в отличие от доходов от других трастовых активов, королева могла тратить на своё усмотрение в личных целях. В среднем герцогство, активы которого оцениваются примерно в 540 млн фунтов стерлингов ($625 млн), ежегодно пополняет кошелёк Виндзоров на 20–25 млн фунтов ($23–28 млн) до выплаты налогов. Эти деньги королева тратила на посильную помощь детям и внукам.

Точно так же герцогство Корнуолл — ещё одно довольно финансово успешное поместье — по сути, является личным кошельком наследника престола . Будучи принцем, он получал от него доход в те же 20–23 млн фунтов ($23–26 млн), благодаря которому Чарльз и его семья могли позволить себе комфортную обеспеченную жизнь и благотворительные траты.

Личные сбережения монаршей особы

Личные активы Елизаветы преимущественно перешли ей по наследству. Так, только от матери ей досталось 70 млн фунтов ($112 млн по курсу на 2002 год), ещё 10 млн фунтов ($12 млн) она унаследовала от почившего в 2021 году мужа принца Филиппа. Это не только деньги — в список личного имущества королевы входят драгоценности и предметы искусства, как оставшиеся от , так и приобретённые в течение жизни.

При этом даже к коллекционированию Елизавета подходила с размахом, достойным королевы: невинное увлечение филателией обеспечило ей внушительную коллекцию почтовых марок, которая оценивается в 100 млн фунтов стерлингов ($116 млн). Кстати, за всю жизнь Елизаветы выпустили свыше 200 млрд марок с её изображением.

А еще монаршая особа неплохо зарабатывала на скачках: ей принадлежало множество верховых лошадей, которые нередко брали призовые места в забегах. Так, в 2018 году скакуны принесли ей $583 000, а за всю жизнь ей удалось заработать на скачках около $10 млн.

Одно из владений королевы, ипподром Аскот в графстве Беркшир, стал местом для ежегодного светского события — королевских скачек Аскот, где присутствует практически весь цвет английского общества.

Отдельного разговора заслуживают драгоценности, которыми владеет королевская семья. Это многочисленные тиары, ожерелья, браслеты и серьги, которые переходят по наследству вот уже несколько поколений или дарятся родственникам на важные поводы. Владение ими не полное — королева не могла принять решение заложить серьги в ломбард или подарить кому угодно на сторону, — но общая стоимость королевских украшений оценивается в $4 млрд.

Семья Виндзоров также получает крупные суммы от владения различными инвестиционными портфелями. Впрочем, информации о конкретных предприятиях и активах королевской семьи немного, поскольку она находится под грифом «конфиденциально». Подсчитано лишь, что если объединить активы и капиталы всех Виндзоров, они займут пятое место в рейтинге самых богатых королевских семей с $88 млрд.

Бизнес по-королевски

Грант — это, конечно, хорошо, но он покрывает только самое необходимое, пошиковать на бюджетные деньги не выйдет. А ведь британская королевская семья традиционно ещё и активно жертвует на благотворительность. Для того чтобы ни в чём себе не отказывать, у Виндзоров есть и альтернативный источник дохода.

«Мы не семья, мы — фирма», — эту фразу с экрана произнёс английский актёр , сыгравший отца Елизаветы II короля Георга VI в фильме «Король говорит». Тем не менее это представление недалеко от реальности — и от того, что говорил сам Георг.

Великобритания веками славилась своими предпринимателями, и британская королевская семья не исключение. Строго говоря, The Queen — это независимая коммерческая организация с впечатляющими успехами по зарабатыванию денег. Практически все взрослые члены королевской семьи имеют свой «бизнес», которым они владеют как частные лица, и наравне со всеми платят налоги с прибыли.

На официальном сайте монархии указано 15 действующих взрослых членов семьи Виндзоров, которые от имени королевы занимаются патронажем благотворительных организаций, представляют её на официальных и торжественных мероприятиях и выполняют другие обязанности принцев. Однако основные решения принимают члены так называемой «Фирмы восьми», куда при жизни входила сама королева, трое её детей — Чарльз, Анна и Эдвард, супруги Чарльза и Эдварда, а также старший внук Елизаветы II и его жена Кейт.

Из этого списка оказался исключён сын Елизаветы принц Эндрю, сложивший с себя королевские обязанности после громкого скандала. Также не вошли в узкий круг с женой Меган Маркл, которые пошли против воли бабушки и отказались от обязанностей старших членов королевской семьи в 2020 году.

Журналисты обычно не используют термин «фирма», предпочитая называть эту конструкцию «дворец», а принцесса Диана некогда предпочитала эвфемизм «истеблишмент». Суть остаётся неизменной — это люди, исполняющие роль различных институтов британского государства, и вся система, которая обслуживает их и их интересы и помогает исполнять общественные обязанности. В этом аппарате работают сотни людей.

Основной доход приносили королеве поместья Сандрингем и Балморал (о них — ниже), унаследованные от её отца Георга VI. Сейчас они по праву наследования переходят принцу Чарльзу, который стал новым королём Великобритании Карлом III.

Сандрингем

Сандрингем, помимо непосредственно здания дворца, — это обширная территория площадью 8000 гектаров. Из них 6400 гектаров отведены под сельскохозяйственные угодья, 1400 гектаров — это леса, где могут охотиться только члены королевской семьи. Ещё 80 гектаров используются для садов и огородов. В поместье работает около 200 сотрудников.

Выращиваемые ими яблоки, пшеница, ячмень, овёс, бобы и другие овощи и фрукты частично поставляют на королевский стол, но большую часть продают. Так, Сандрингем — это один из 40 основных поставщиков чёрной смородины в Великобритании. Также поместье поставляет органическую баранину для Sandringham Café & Coffee Shop — местной мясной лавки с продукцией премиум-класса.

Ещё один источник дохода от Сандрингема — это аренда. Половина поместья (около 4000 гектаров) сдаётся. На этой земле расположено 13 деревень, в которых есть множество красивых загородных домов для отдыха и постоянного проживания.

Правда, арендовать их могут не все — идёт строгий отбор кандидатов. Предпочтение отдаётся тем, кто живёт и работает в этой местности и настроен на долгосрочную аренду, но претендента дополнительно ещё оценят на то, подходит ли он для проживания в этом доме. Дело нешуточное, ведь, заключив договор с поместьем, человек фактически становится квартирантом самой королевы.

Помимо фермерства, аренды и гостиничного бизнеса, королевское поместье получает доход от туризма. Сама деревня Сандрингем, в честь которой названо всё поместье, — место удивительной природной красоты и раскидистых садов площадью 24 гектара. Среди них как раз и расположен Сандрингемский дом, где проживала Её Величество, когда наведывалась в эти края, — по заведённому обычаю, с Рождества по февраль. Этот загородный дворец оценивается в $65 млн.

А в летние месяцы поместье открывается для публики, которая с охотой клюёт на «королевский фактор». Один взрослый билет для посещения дома и сада стоит больше 15 фунтов стерлингов. Чтоб привлечь ещё больше гостей, в поместье работает Музей транспорта, где посетители могут лицезреть первый в мире автомобиль, принадлежавший члену королевской семьи.

Эту историю скромно дополняют сувенирный магазин, где продаётся множество безделиц с британской королевской символикой, и кафе.

С учётом того, что только в 2018 году поместье посетили около полумиллиона человек, доход с этих предприятий тоже весьма существенный: если каждый взрослый посетитель в дополнение к билету потратит хотя бы 10 фунтов в кафе или сувенирной лавке, доход поместья только от туризма составит около 5 млн фунтов стерлингов.

Балморал

Королева и её деньги. На чём строилось огромное богатство Елизаветы II и как зарабатывали на ней самой

Балморал, где провела последние часы своей жизни Елизавета, на официальном сайте поместья значится как «Шотландский дом для отдыха королевской семьи». Он ещё больше Сандрингема — около 20 000 гектаров земли, и ещё 4688 гектаров поместье сдало в долгосрочную аренду под спортивные соревнования.

Прежде всего Балморал — это рабочее поместье, получающее доход от охоты на оленей и куропаток, лесного и сельского хозяйства. С апреля по июль части замка, сады и выставки открыты для публики. Кроме того, на территории поместья находится около 150 зданий, в том числе красивые коттеджи, которые может арендовать любой желающий (в месяцы, когда нет королевских визитов). Обычно их снимают краткосрочно для корпоративных мероприятий, банкетов или свадеб.

В поместье организовано множество развлекательных мероприятий, таких как экскурсии с гидом, сафари на вездеходах, рыбалка и гольф, есть сувенирные магазины, кафе, платная парковка.

Доходы с этих услуг идут в личный кошелёк королевы. Общую прибыль от этого бизнеса подсчитать трудно, так как информация о доходах королевских поместий также не раскрывается.

Королева-Мидас

Роль фигуры Елизаветы II для британской монархии трудно переоценить, но не менее важную роль она играла и в качестве лица Великобритании. Королева Англии — с её яркими нарядами, неизменными шляпками, седыми кудряшками, широкой улыбкой и потрясающей стойкостью на протяжении 70 лет царствования — это очень популярный в мире бренд, под которым успешно производили и продавали большое количество товаров и услуг.

За примерами далеко ходить не надо: выпущенные в 2022 году ограниченной серией куклы Барби в образе Елизаветы II раскупили всего за три секунды после запуска продаж, несмотря на цену в 95 фунтов стерлингов (на тот момент около 7600 рублей). Вскоре эти куклы появились на и других коллекционных площадках за суммы уже минимум в два раза дороже.

Мало кто из женщин в возрасте за 90 может похвастаться таким интересом к себе.

На платиновом юбилее правления Елизаветы II вообще хорошо заработали те, кто не стеснялся использовать образ королевы и британский флаг для продвижения. По подсчётам Центра исследований розничной торговли, только в Великобритании на приуроченные к этому событию товары потратили около $356 млн, а во всём мире эта цифра намного выше.

При этом бизнес на монаршей персоне и государственной символике Великобритании имеет свои ограничения. Можно использовать только правильную версию юбилейной эмблемы и королевского герба, соблюдать авторские права фотографов и не использовать символику и монограмму королевы на «недостойных» вещах вроде футболок и кухонных полотенец.

Компании, желающие получить от британской королевской семьи ордер, позволяющий торговать от лица Её Величества, должны подать официальную заявку, пройти строгий процесс проверки на соответствие стандартам дворца и платить лицензионный сбор в трастовый фонд, который потом направляет эти деньги на благотворительность. Всего такие ордера имеют около 800 компаний.

В целом в Великобритании возможность создавать продукты с использованием символики монархии — это привилегия, требующая пиетета. Тем не менее даже самый китчевый и безвкусный мерч — плюсик в копилку королевского бренда, так как делает его частью поп-культуры. Так, например, перед свадьбой принца Гарри и Меган Маркл были выпущены различные статуэтки, чайные наборы, украшения, купальники и даже презервативы. По приблизительным оценкам, их свадьба принесла экономике Британии $1,5 млрд.

За годы правления королева стала по-настоящему культовым персонажем, а вместе с ней и её семья и даже собачки, королевские корги. Как будто всё, к чему прикасалась Елизавета, начинало немного сиять, как в легенде о превращающем всё в золото царе Мидасе. Коллекционеры готовы выкладывать крупные суммы за всё, что имеет непосредственное отношение к королевской семье: например, кусочек торта со свадьбы принца Уильяма и в 2014 году ушёл с молотка за $7500.

По данным ведущего консалтингового агентства по оценке брендов и бизнеса Brand Finance, общая стоимость британской монархии как бизнеса в 2017 году составила 6,75 млрд фунтов стерлингов. Сюда входят и 1,76 млрд фунтов, которые принесли экономике Великобритании бизнесы и активы королевской семьи в виде налогов.

Наиболее значимое влияние фигура королевы оказывала на туристический сектор — 550 млн фунтов в год.

Фотографы и художники, использовавшие образы членов королевской семьи, заработали около 50 млн фунтов, в то время как мировые СМИ заплатили 125 млн фунтов за освещение королевских новостей и событий. И это не считая косвенного и прямого влияния монархии на развитие многих британских брендов, использующих различную королевскую и гербовую символику.

По сути, королева, всю свою жизнь посвятившая выполнению своих королевских обязанностей, но из-за особенностей парламентской монархии никогда не правившая страной напрямую, направила весь свой управленческий дар на то, чтобы сохранять и приумножать доставшиеся ей от предков богатства. Её гибкость и творческий подход позволили превратить всё, что у неё было, в машину по зарабатыванию денег.

Присутствие королевы ощущалось в Великобритании повсюду — аллегорически именно она могла оказаться чьей-то квартирной хозяйкой, продать ребёнку пирожное или провести гостям экскурсию по своему скромному имению на несколько тысяч гектаров. И даже теперь, когда её уже нет в живых, лицо и история Елизаветы ещё долго будет источником вдохновения и символом эпохи, на ностальгии по которой продолжат зарабатывать деньги торговцы и киношники.