«Это незабываемое чувство»

Большинство россиян привыкли встречать Новый год в кругу семьи за просмотром культовой советской классики и поеданием оливье. Однако есть и те, кто отважился бросить вызов традициям и отметить главный праздник года вдали от родного дома — в диких пустынях, африканских саваннах или среди многолетних ледников в горах. О том, как российские туристы встречали Новый год в путешествиях и почему эта затея не для всех — в монологах, собранных «Лентой.ру».

«Это незабываемое чувство»
© Lenta.ru

«Окосевшие от пива и кумара»

Россиянка Сауле — о новогодних приключениях в Марокко

В Марокко наш запланированный раунд-трип по стране начался с Касабланки, куда мы прилетели 25 декабря. Несколько дней наша компания — три девчонки, включая меня, и один юноша — колесила по городам вдоль побережья, и уже 31 декабря осела в Шефшауне, марокканской «голубой жемчужине». Надо сказать, что мы останавливались в самых дешевых местах, зачастую жертвуя комфортом ради экономии денег, что и сыграло с нами злую шутку — в одном из хостелов нас покусали постельные клопы. При этом аллергия начала проявляться спустя время, как раз в новогоднюю ночь.

Гостевой дом, в который мы заселились, принадлежал потомкам андалузских евреев, поэтому хозяева пригласили всех постояльцев, включая нас, одного шведа и двоих американцев на традиционную испанскую новогоднюю вечеринку. Нам предложили угоститься за столом, выпить пару кружек пива и съесть 12 виноградинок под бой курантов.

Как раз за несколько часов до полуночи у нас с подругой начала проявляться аллергия — огромные красные пятна стремительно разрастались по всей коже. Мы выглядели, как бомжи: опухшие от укусов, с болячками на лице, окосевшие от пива и кумара запрещенных веществ (в Марокко любят баловаться этим)

На следующий день нам предстоял ранний подъем, чтобы успеть на автобус в другой город. Утром мой друг начал бегать по номеру и в спешке собираться: при выходе из душа он потерял равновесие на скользкой марокканской плитке и зацепился мизинцем за узорчатое ограждение лестницы. Повиснув на мусульманском полумесяце на долю секунды, он по ступенькам кубарем полетел вниз. Итог — сломанный палец. За помощью пришлось идти к хозяину дома, который, мягко говоря, был в шоке от того, сколько несчастий произошло с русскими за несколько часов в его доме. «Вас что, еще и покусали тут?» — воскликнул он с трудно скрываемым ужасом, глядя на наши опухшие лица.

Lenta.ru

Вместе с нами хозяин гостевого дома объездил несколько больниц в поисках англоговорящего врача. Плюнув на все, мы уже начали кое-как пробовать изъясняться по-французски, абсолютно ничего не понимая в медицинской терминологии. Спустя время знающий английский доктор все же нашелся, правда, Стасу вместо одного мизинца уже успели перебинтовать всю руку до локтя, просто изолировав его от активных путешествий и сделав абсолютно бесполезным попутчиком — нам даже пришлось таскать его вещи.

Как назло, Стас оказался единственным человеком среди нас, не купившим страховой полис. Поэтому на вопрос врачей, сколько вы можете заплатить, мы дали честный ответ, что у нас не очень-то много денег. То ли наш жалкий вид, то ли их милосердие, но нас отпустили из больницы, не взяв ни копейки. Вот таким и вышел Новый год — суматошным, хаотичным, зато веселым и запоминающимся!

«Мы были убиты в мясо»

О новогодней ночи в израильской пустыне

Мой первый и самый необычный Новый год в поездке — это спонтанное путешествие в Израиль. Тогда я случайно узнала о пешем маршруте Швиль Исраэль («Тропа Израиля»), который тянется через всю страну, и загорелась его пройти, хотя бы небольшую часть. На Facebook (запрещенная в РФ соцсеть; принадлежит корпорации Meta, которая признана в России экстремистской и запрещена) я подружилась с основателем клуба путешественников и решила ехать с ним и абсолютно незнакомой мне компанией людей в свой первый восьмидневный поход по пустыне Негев. Денис признался мне, что, несмотря на богатый послужной список путешествий, только недавно начал работать гидом и заниматься коммерческими группами, но тогда меня это не смутило.

С физической нагрузкой был явный перебор — в первые дни пришлось проходить не менее 35 километров, так как ночевать в природных локациях Израиля можно только в специально отведенных местах, иначе — штраф. В канун новогодней ночи мы еле доползли до стоянки кемпинга, сил хватило ровно на то, чтобы поставить палатки и поскорее залезть внутрь

В рюкзаках ребята тащили несколько бутылок шампанского в стекле — непозволительная роскошь для пеших походов, когда борешься с каждым лишним граммом на плечах. В телефоне также была заранее скачана «Ирония судьбы, или С легким паром», но мы были убиты «в мясо», чтобы досмотреть фильм до конца, и тем более, чтобы дождаться наступления Нового года.

Lenta.ru

К слову, на стоянке мы были не одни — с нами сидела компания израильтян, которые отмечали Хануку. Наступление календарного Нового года совпало с иудейским праздником света, поэтому сидевшие вокруг маленьких костерочков местные всю ночь горлопанили свои песни. Мы же часов в десять вечера уже лежали в своих палатках и слушали, как посреди пустыни вовсю веселятся на незнакомом языке.

«Бродили дикие звери»

Дмитрий, встречал Новый год в резервате шимпанзе в Конго

Однажды я встречал Новый год в Конго, в национальном парке Конкуати-Дули. Забавно, что местечко посреди джунглей, куда пришлось добираться несколько часов на джипе от Пуэнт-Нуара, так называемой нефтяной столицы страны, называлось Help, что в переводе с английского означает «помогите». Это резерват, где содержат и разводят шимпанзе — животные живут на лесистых островах в лагуне Конкуати.

Еды с собой у нас не было, мы понадеялись на ужин от хозяев, однако оказалось, что никто не собирался нас кормить. Той ночью меня и голодных товарищей выручали несколько авокадо, мандарины и бутылка шампанского. В наших скромных жилищах, построенных из палок, из удобств только кровать и москитная сетка, туалет был на улице. С заходом солнца, в 18 вечера, делать стало абсолютно нечего. Скучно и грустно: вокруг кромешная тьма, стрекот цикад, ночные шорохи… Возможно, бродили дикие звери, но выяснить это наверняка в темноте было невозможно.

Чтобы создать атмосферу праздника, вместо оливье мы разложили на тарелках имеющиеся фрукты, поставили на планшете «Иван Васильевич меняет профессию» и стали ждать наступления Нового года. Встретить его по конголезскому времени не получилось — уж слишком быстро закончился фильм и теплое шампанское с нарезанным кубиками авокадо. Тусклая лампочка, питаемая от генератора, погасла около десяти вечера. В итоге праздник решили отметить по Москве (разница с Конго как раз два часа) и пойти спать.

А утром 1 января мы отправились на лодках кормить шимпанзе — нарезанной папайей их угощают прямо с воды, выкидывая животным рукой по течению кусочки фруктов. Подплывать к ним близко опасно, а обезьяны очень не любят плавать, поэтому приматам остается сидеть на ветках и внимательно следить за движениями туристов.

«Кромешная тьма и адская метель»

Катя, встречала Новый год в избушке на озере у подножия Хибин

У родителей моих друзей есть старая традиция — каждый год они снимают домик в поселке Имандра у подножия Хибин и встречают там Новый год. Добираться туда нужно обязательно на лыжах из Мончегорска, переходя по замерзшему озеру. Пару лет назад я решила к ним присоединиться — с собой взяла молодого человека и маленькую пятимесячную собаку.

В моей голове это представлялось легкой и приятной прогулкой на лыжах, шумными семейными посиделками за щедро накрытым столом, без телевизора и социальных сетей. Однако когда пришло время собираться в дорогу, погода резко испортилась. Но перекраивать план не хотелось, все же Новый год был запланирован, поэтому мы рискнули пойти.

Обстановку за окном мы здорово недооценили. Озеро было наполовину во льду, наполовину в проталинах, разыгралась адская метель, плюс кромешная тьма — с середины декабря в регионе полярная ночь. В какой-то момент идти на лыжах стало невозможно и пришлось взять их в руки. Приходилось бороться со встречным ветром и перепрыгивать открытые участки воды — и все это в скользнючих лыжных ботинках, в которых от холода коченели пальцы. Добавьте к этому кучу вещей и продуктов в рюкзаках, постоянные падения на льду, одну маленькую собаку и беременную подругу с ребенком

Мой молодой человек помимо своих лыж тащил еще две пары, а также нашу замерзшую собаку, которую он спрятал к себе в шубу. В конечном итоге мы заплутали: не увидели огоньков Имандры, сделали большой крюк и вышли в лес, а не к поселку. На этом терпение мужа беременной подруги закончилось, он вызвал снегоход, и самые уставшие эвакуировались в нашу избу. Мы же смогли добраться до дома только к полуночи.

Lenta.ru

Жутко изнуренная, из последних сил я нарядилась Снегурочкой и на последнем энтузиазме даже помогла провести «Тайного Санту». Едва дождавшись Нового года, все тут же отправились спать — тогда меня тревожила лишь мысль о том, что нам предстоит такой же трудный путь обратно. Но, на удивление, 1 января встретило нас прекрасной погодой: морозом, красивым заревом от сидящего за горизонтом солнца и чистым льдом.

«Вам запрещено покидать страну, извините»

Таня, успела улететь на Филиппины за день до Нового года

Семейную поездку на следующий Новый год на Филиппины мы с мужем запланировали чуть ли не после боя курантов. Авиабилеты были куплены в январе, тогда же выбрали и забронировали отель. Я давно мечтала побывать на райских островах, поэтому ни разу не сомневалась насчет такой ранней и тщательной подготовки к поездке — плюс по стоимости все выходило очень дешево.

Год пролетел как всегда почти незаметно: в работе, семейных заботах и прочих делах. Весь декабрь ожидание Нового года активно подогревалось мыслями о предстоящем отпуске. 24 числа мы поехали в аэропорт, настроенные на 20-часовой перелет с пересадкой и пребывая в приятном предвкушении отдыха на вилле с видом на океан. Но из фантазий к реальности мгновенно вернуло хмурое лицо контролера на паспортном контроле. «Вам запрещено покидать страну, извините», — сказал он пугающе ледяным тоном и протянул мне обратно паспорт.

Не рейс не допустили только меня. Как мы ни бились с сотрудниками, никто не мог толком объяснить, почему так произошло. Мы с мужем судорожно начали делить деньги, трясущимися руками я передавала ему все бронирования, страховки, документы, а также инструкции, куда ехать и что делать на месте. Находясь в полной прострации, я пошла забирать свой багаж и ловить такси. Происходящее вспоминается очень туманно

На следующий день я поехала к приставам, которые, конечно же, под конец года уже не работали. Спустя еще день удалось выяснить, что дело нематериального характера: оказывается, в ЖКХ на меня подали в суд за криво сделанный воздуховод в старой квартире. Только вот уведомления мне не доходили, так как их присылали по адресу, где я не была зарегистрирована.

И все-таки я решила рискнуть и долететь до Манилы из Минска — туда я умчала вместе с первым попавшимся водителем, который нашелся на Blablacar. На сложный путь по заснеженной дороге с туманом и гололедицей было потрачено прилично нервов и еще десять часов сверху, а авиабилеты за день до отправления обошлись в кругленькую сумму. Но несмотря на все трудности и препятствия, 31 декабря я все же была на месте и наконец-то объединилась со своей семьей. Вот как забавно порой бывает — даже если запланировать Новый год за год, все равно все может пойти не по плану.

«Незабываемое чувство —Новый год под смех гиен и топот слонов»

Путешественница Елена Терешонкова находится в кругосветном путешествии уже шестой год. Она рассказала «Ленте.ру» о том, как ей доводилось встречать Новый год во время сафари по Африке и в походе по горам Чили

В 2015 году я случайно попала в Кению. Случайно — потому что схватила очень дешевые билеты в какой-то Найроби, даже не зная, в каком государстве этот город находится. Целый месяц я каталась по стране на местных маршрутках и иногда — автостопом. Ночевала в палатке у озера, к которому бегемоты приходят на водопой, гоняла на велосипеде наперегонки с зебрами и чесала за ухом жирафов.

Католическое рождество я встретила в кенийской семье, в маленькой очень бедной деревне Хома Бей на берегу озера Виктория. Я провела там неделю в качестве волонтера. Мы вместе приготовили местные блюда, а соседи даже забили курицу — это большая роскошь. Столовые приборы в кенийских деревнях не используют. Мы ели руками из общего котла, а в конце ужина хозяйка поднесла каждому воду и мыло, чтобы помыть руки. Это было самое трогательное Рождество в моей жизни.

Новый год я встретила в национальном парке Масаи Мара. Днем мы ездили по саванне в поисках большой пятерки — слонов, львов, леопардов, буффало и носорогов, а вечером рассказывали истории у большого костра. Мне даже повезло увидеть сцену охоты гепардов.

Это незабываемое чувство — войти в Новый год под смех гиен и топот слонов, под бескрайним звездным небом, где-то далеко-далеко от дома

В 2017 году я бросила все, и отправилась в путешествие без планов куда-либо возвращаться. Мой первый Новый год в статусе вечного кочевника я встретила на юге Чили, в сказочном горном регионе Патагония. К тому времени я уже заболела горами. Встреченные в пути люди научили меня ходить в походы, разводить костер и безропотно тащить тяжелый рюкзак на пятикилометровые перевалы. Но я никогда не бывала в горах одна. Поэтому Новый год я решила провести сама с собой. Хотелось посмотреть, могу ли я на себя положиться, или все успешные походы — заслуга моих спутников. Я хотела взглянуть в лицо своим страхам.

Маршрут я выбрала непростой: трехдневный поход вокруг горы Серро Кастильо. В первый день я дошла до озера у подножия горы. После заката резко похолодало, но отмеченного на карте кемпинга не было видно. Людей тоже. Ветер задул со всех сторон. Я быстро скатилась по шатким камням в единственные кусты у самого озера. Дорогу мне преградил бурный ручей. Никаких признаков жизни на другом берегу не было, и я решила приткнуть палатку где-нибудь у скалы, ведь светового дня оставалось не так уж много.

Ветер сбивал с ног. Только я развернула палатку, она вздыбилась флагом на ветру и чуть не улетела в озеро. Я присела у большого камня, пытаясь собраться с мыслями. Напротив меня висел огромный ледник, от которого время от времени откалывались глыбы льда и с шумом падали в озеро. Я была там совершенно одна, и мне нужно было как-то переждать ночь

К счастью, навстречу вышли люди. Вместе мы перешли ручей, и, поплутав немного, нашли целый лагерь с туристами. Мне досталось место под наклоном, с впивающимися в ребра корнями деревьев. В полной темноте я пыталась приготовить ужин, но вода никак не хотела кипеть — ветер сдувал весь огонь. Вдруг в темноте показался фонарик, и девочка принесла мне чашку горячего имбирного чая.

Второй день оказался еще сложнее. И хотя я вышла одной из первых, на вершине хребта оказалась совершенно одна. Слева — крутой склон с огромными валунами, справа — ледниковое озеро. Указатели пропали, зато появился ветер. Не просто ветер, а патагонский ураган, который чуть не сбросил меня с этой горы. От неожиданности я села на землю, но порывы ветра были настолько сильными, что валили с ног вместе с рюкзаком.

Я доползла до большого камня и обняла его. Когда порывы ветра стихали, у меня была минута перебежать до камня побольше. Было невозможно дышать из-за ветра. Вдруг показался молодой человек, который тоже передвигался практически ползком. И мы поползли вместе, набивая синяки и держа друг друга за рукав при сильных порывах ветра. Шесть километров мы шли шесть часов

В кемпинге мы устроили новогодний ужин. У Бена оказался с собой писко, у меня — винишко, которое чудом не разбилось в рюкзаке. Ребята поделились печеньем, сыром, консервами. Идея провести Новый год в одиночестве уже не казалась такой привлекательной. Я хотела уйти от людей и подумать о вечном, но опыт показал, что люди — это не помеха, а большая поддержка. В одиночестве ты можешь много, но вместе — гораздо больше, да и гораздо приятнее разделить впечатления с другим человеком.