Стенограмма беседы Леонида Брежнева и Ричарда Никсона в 1973 году в США

50 лет назад, в июне 1973 г. в составе небольшой делегации посетил США. Эта поездка стала ответом на визит в Москву годом ранее, о подготовке к которому "Родина" писала в N 6 за 2022 г.

Стенограмма беседы Брежнева и Никсона в 1973 году в США
© Российская Газета

Тогда, в ходе советского турне американский президент пригласил генсека посетить США.

Видео дня

Весной 1973 г. стали прорабатываться детали поездки и сформировалась повестка встречи: подписание соглашения о недопущении ядерной войны, обсуждение ближневосточной проблемы, обострившейся после арабо-израильской войны "Судного дня" (октябрь 1967 г.), и, наконец, переговоры о развитии торговли между сверхдержавами.

После пребывания в Москве Никсон дал зеленый свет американским предпринимателям, в результате чего уже в 1972 г. Министерство внешней торговли СССР закупило американское зерно, позволившее сгладить проблему неурожая, а в апреле 1973-го подписало генеральное соглашение с фирмой "Пепсико", благодаря чему знаменитая газировка добралась и до советских прилавков.

В 1972 г. начались переговоры о закупках крупнейшими концернами "Тексас Истерн" и "Эль Пасо" почти 50 млрд м3 природного газа тюменского и якутского месторождений. Однако этой сделке активно препятствовала оппозиция во главе с сенатором Г. Джексоном, лоббировавшем законопроект, ограничивавший торговлю со странами, препятствующими эмиграции.

Поездка Брежнева была призвана разрешить все противоречия, поэтому к ней тщательно готовились по обе стороны океана. Перед визитом генеральный секретарь получал разнообразные справки не только из МИД, КГБ, Министерства обороны, Минвнешторга, но и из Института США . Руководитель последнего, Г.А. Арбатов, направил Брежневу развернутую записку с наставлениями: "брать быка за рога, отвечать на вопросы, волнующие аудиторию", отказаться от протокольной "гладкописи", шутить, вести разговор о своих домашних, любимых занятиях.

Российская Газета

Никсон же с нетерпением ждал "возможности отплатить взаимностью за великолепное гостеприимство, оказанное нам в Советском Союзе в прошлом году".

16 июня 1973 г. в 10 часов утра Брежнев покинул пределы правительственного аэродрома . Из крупных чиновников советского лидера сопровождали только министр иностранных дел А.А. Громыко, министр внешней торговли Н.С. Патоличев и министр гражданской авиации Б.П. Бугаев в качестве первого пилота самолета. Предстояла напряженная девятидневная командировка. Кроме президента США, Брежнева ожидали сенаторы и представители деловых кругов, в том числе руководители , "Форд Моторс", , "Дюпон", "Боинг" и председатель правления "Чейз Манхэттен банк" Д. Рокфеллер.

Итогом встречи стали соглашения о предотвращении ядерной войны и ограничении стратегических вооружений, о сотрудничестве в области сельского хозяйства, использования ядерной энергии в мирных целях, исследовании Мирового океана и в области транспорта. Однако Уотергейтский политический скандал похоронил перспективы сотрудничества двух стран. В августе 1974 г. Никсон подал в отставку, а спустя несколько месяцев Конгресс все же принял поправку Джексона - Вэника к Закону о торговле, ограничившую экономические отношения США с СССР.

В Российском государственном архиве новейшей истории хранятся стенограммы встреч советского лидера с американской элитой, а также фотоальбом, запечатлевший исторический визит. "Родина" впервые публикует стенограмму беседы лидеров в Белом доме 18 июня и фотографии из альбома и предлагает читателям окунуться в атмосферу недолгой "Разрядки".

Из стенограммы официальных переговоров Л.И. Брежнева с Р. Никсоном

Запись беседы Л.И. Брежнева с президентом США Р. Никсоном

18 июня 1973 г., Белый дом

Беседа состоялась сразу после официальной церемонии встречи Л. И. Брежнева в Белом доме. Первая часть беседы протекала с глазу на глаз в присутствии т. В.М. Суходрева (переводчик).

Л.И. БРЕЖНЕВ. Г-н президент, я хотел бы прежде всего передать Вам самые добрые пожелания, приветы, теплые чувства всех моих товарищей в Москве. [...] Незадолго до моего отъезда мы провели заседание нашего Политбюро, где подробно обсуждали общее состояние советско-американских отношений и перспективы их развития на будущее. Обсуждали мы возможные результаты нынешней встречи. При этом все мы были абсолютно единодушны в отношении той главной основы, на которой должна состояться наша с Вами встреча.

Российская Газета

Всё это позволяет мне сейчас сказать, что я прибыл к вам с хорошими чувствами и добрыми намерениями и что я возлагаю большие надежды на наши предстоящие переговоры. Конечно, не все вопросы будет легко разрешить, определенные трудности в ряде областей еще остаются, однако, будучи оптимистом, я всегда говорю, что в конечном счете нет безвыходных ситуаций. При обоюдном желании всегда можно договориться.

Р. НИКСОН. Я разделяю Ваши общие настроения в связи с нашими предстоящими переговорами. Пока мы с Вами беседуем наедине, хочу выразить признательность за Ваши уважительные высказывания в мой адрес, о которых мне рассказывали. По-моему, мы должны с Вами признать, что мы стоим во главе двух наиболее могущественных государств мира, и поэтому, хотя впредь между нами и могут возникать те или иные разногласия, важно, чтобы мы сумели сотрудничать друг с другом ради общих целей. Главное состоит в том, чтобы между мною и Вами установились дружественные взаимоотношения. Если мы с Вами будем сотрудничать, мы сможем изменить мир к лучшему.

Далее по предложению Р. Никсона и в соответствии с протоколом в кабинет президента были приглашены т.т. А.А. Громыко и А.Ф. Добрынин, а также госсекретарь У. Роджерс, Г. Киссиджер и Х. Сонненфельд.

Р. НИКСОН. Могу сообщить вам, что в беседе с генеральным секретарем мы поговорили об общей атмосфере нашей встречи и подчеркнули большую роль личных взаимоотношений для достижения взаимопонимания и упрочения отношений мира между нашими странами. При наличии таких взаимоотношений и при условии хорошей предварительной подготовки можно надеяться, что мы сумеем провести хорошую встречу на высшем уровне.

На этой первой беседе я хотел бы предложить генеральному секретарю по праву гостя высказать свои соображения по общему вопросу - о состоянии и перспективах наших отношений.

Л.И. БРЕЖНЕВ. Думаю, что нам сейчас нецелесообразно возвращаться к давней истории советско-американских отношений. Говорю об этом не потому, что эта история не заслуживает внимания, а потому что, как это было в прошлом году в Москве, мы должны постараться сэкономить время и сосредоточиться не на истории, а на настоящем и, главное, будущем наших взаимоотношений.

Однако я должен все же сказать два-три слова и об истории. В прошлом отношения между нашими двумя странами развивались неровно. Было в них и хорошее, особенно в период совместной нашей борьбы против фашизма, но потом дела пошли, к сожалению, по другому пути, по причинам, о которых я сейчас говорить не буду, потому что Вы их хорошо знаете.

Я глубоко верю, что все, что нами было достигнуто тогда в Москве, направленно к одной цели - упрочению всеобщего мира, улучшению наших взаимоотношений. Мы тогда не мерились силой друг с другом, а приняли ряд хороших документов, которые пользуются единодушной поддержкой нашего народа и, насколько я знаю, американского народа. И в нашей стране, и в Америке, и в большинстве других стран прошлогодняя встреча была охарактеризована как историческая. [...] Уверен, что и нынешняя встреча будет иметь не меньшее значение, как, впрочем, и новый визит в Советский Союз президента Никсона в 1974 году. Могу вам сообщить, что в беседе наедине я пригласил президента совершить такой визит, о чем надеюсь позже сообщить официально в одном из своих выступлений.

Р. НИКСОН. А я могу сообщить, что принял это приглашение.

Российская Газета

Л.И. БРЕЖНЕВ. После нашей первой встречи прошел год. Для нас очень важно, что в Советском Союзе люди самых разных профессий в своих письмах, адресованных ЦК КПСС и мне лично, единодушно одобряют итоги встречи и поставленные нами цели. Это означает, что я прибыл к вам, опираясь на большую поддержку своего народа.

Таким образом, если взять истекший год, то у нас есть все основания сказать, что мы положили конец старой истории и заложили начало новой истории. Именно поэтому прошлогодняя встреча характеризуется как историческая уже нынешним поколением людей, а будущие поколения, может быть, назовут ее даже эпохальной, А именно так и будет, если мы сможем общими усилиями избавить народы от ужасов войны и обеспечить им подлинно мирную жизнь.

Все мы с вами в юности изучали историю. По существу, это была история войн и конфликтов: один фараон воевал с другим, один король - с другим и т.п. Существовала Римская империя, которая потом пала, была Австро-Венгрия, а потом и ее не стало. Значит, мы изучали историю войн, а теперь хотим, чтобы новые поколения изучали историю мира.

В беседе с Вами наедине, г-н президент, мы коротко обменялись мнениями о значении доверия. Это действительно важный фактор. К сожалению, холодная война породила недоверие между нашими странами. Теперь, когда путем обоюдных усилий мы добились улучшения советско-американских отношений именно на основе доверия, важно, чтобы оно существовало не только между нашими руководителями и народами, но и между всеми государствами.

Недавно я на одном примере еще раз убедился в том, сколь большие изменения произошли за последнее время в международном политическом климате. Как Вы знаете, я был в ФРГ с официальным визитом. Там еще живы многие из тех, кто воевал против нас во Второй мировой войне. Я, как Вы знаете, тоже - участник войны, и тем не менее меня там исключительно хорошо принимали. Это убедительно свидетельствует о значении доверия в отношениях между государствами.

Позвольте теперь поблагодарить Вас, г-н президент, за все, что делали и делаете в интересах осуществления нашей московской договоренности о предоставлении Советскому Союзу режима наибольшего благоприятствования в торговле. Я говорю об этом сейчас, так как без решения экономических вопросов просто трудно добиться упрочнения политических отношений и роста доверия.

Кстати, отмечу с удовлетворением, что ряд частных соглашений уже начал осуществляться, в том числе и договоренность о строительстве в Москве так называемого торгового центра. (Речь идет о - Авт.)

Не могу не выразить удовлетворения развитием связей между нашими странами в различных областях, в том числе в сельском хозяйстве. Не так давно в США побывал наш министр мелиорации сельского хозяйства Алексеевский, который, помимо письменного отчета, много рассказал мне лично о своих впечатлениях. Хочу поблагодарить Вac и американских ученых за то, что ему была предоставлена возможность посмотреть много интересного в США.

В общем картина получается неплохая. Идут деловые переговоры с американцами. И я думаю, что, если Вы благословите ваших деловых людей на расширение сотрудничества с нами, а мы своих, - дела пойдут хорошо в интересах дружбы между нашими странами. Правда, советско-американская торговля носит пока несколько однобокий характер, но об этом мы будем иметь возможность поговорить подробнее позже.

В своем докладе на Пленуме ЦК я весьма недвусмысленно высказался в пользу установления долгосрочных экономических связей с США. Мы должны торговать с вами, как я люблю говорить, не галстуками и пуговицами, а масштабно.

В беседе с американскими сенаторами я задал вопрос: что плохого в том, что Советский Союз готов поделиться своим национальным богатством с США - дать Америке 1 триллион куб. м своего природного газа. Это, конечно, не значит, что я начал лично торговать газом. Я говорил об общем подходе, о принципах, исходя из необходимости дать новые импульсы развитию торгово-экономических отношений с США.

Р. НИКСОН. Все мы высоко ценим Ваши теплые слова о состоянии и перспективах развития наших отношений. Хочу прямо сказать моему другу Брежневу, что к нашим предстоящим встречам я подхожу с теми же чувствами. Если обратиться к недавней истории, то можно вспомнить, что 13 лет тому назад здесь, в Белом доме, состоялась первая советско-американская встреча на высшем уровне, когда президент Эйзенхауэр встречался с тогдашним руководителем Советского Союза. Чтобы правильно понять и оценить тот сдвиг, который произошел в наших отношениях, полезно вспомнить о том, какая поразительная перемена наблюдается сейчас по сравнению с настроениями и намерениями, господствовавшими тогда.

При этом следует отметить, что в то время США обладали значительным превосходством над Советским Союзом в области ядерного оружия. Сегодня же мы с вами относимся друг к другу, как равный к равному. Я не думаю, что это плохо. Я исхожу из того, что хорошие отношения между двумя самыми могущественными государствами в мире могут быть построены на основе равенства силы и взаимном уважении.

Хочу далее сказать, что в вопросах развития экономических связей между нашими странами моя позиция будет полностью позитивной. Я исхожу из того, что крепнущее экономическое сотрудничество между Советским Союзом и США пойдет на пользу и Советскому Союзу и нам.

Российская Газета

Я хотел бы завершить нашу первую беседу двумя замечаниями. В практическом смысле то историческое соглашение, которое мы с Вами подпишем в пятницу, в глазах многих людей окажется не более чем общими словами, без какого-либо реального прогресса в области ограничения стратегических вооружений. Я надеюсь, что в эти дни мы сможем поговорить с Вами о путях достижения нового прогресса в этой области в ближайшие месяцы.

И, во-вторых, в связи с заявлением генерального секретаря о широкой поддержке совместных советско-американских инициатив в Советском Союзе я хотел бы заверить его в том, что в нашей недисциплинированной системе, где существует и активно действует оппозиция, огромное большинство нашего народа, нашего конгресса, все те, кто присутствовал сегодня при Вашей встрече, поддерживают эту линию. Если бы это было не так, мы с Вами не могли бы сегодня иметь эту беседу. В этой связи хочу сказать Вам: не обращайте слишком много внимания на сенатора Джексона, он не представляет большинства нашего народа.

Л.И. БРЕЖНЕВ. Не упоминайте даже этой фамилии. Я не хочу здесь говорить каких-либо оскорбительных слов, но давайте рассмотрим, что такое национализм в хорошем смысле этого слова. Националист - это человек, который в положительном плане заботится о своем народе, о своем государстве. Если же говорить о Джексоне, то не эти чувства движут им. Он не выражает национальных чаяний американского народа. Если наша политика и политика вашего государства будет направлена на те цели, которые мы перед собой ставим, то есть на упрочнение мира, дружбы и сотрудничества, то это значит, что она приобретает интернациональный характер, а за это выступает 99 процентов населения земного шара. В этом заключается различие между нашей линией и линией Джексона и ему подобных. А все остальное - это эквилибристика, ходьба по проволоке веером.

Р. НИКСОН. Мы еще перевоспитаем Джексона.

Благодарю Вас за интересную беседу и надеюсь, что остальные наши беседы пройдут в столь же конструктивном духе и будут отмечены столь же дружественной атмосферой.