Возвращение королевы или Послания из прошлого

Любуясь работами великих мастеров, мы прежде всего думаем об авторе. Ведь он подарил нам это чудо, передал атмосферу прошлых веков.

Возвращение королевы или Послания из прошлого
© Курская правда

Часто мы даже не догадываемся, какая работа была проведена, чтобы вернуть полотна к жизни: реставрационная «кухня» обычно от зрителя скрыта. Иногда история возвращения картины – настоящий детектив. Исследования во время работы, уменьшение толщины покровного слоя, удаление загрязнений, мастиковок и поздних наслоений часто открывают тайны старых картин и икон. Происходят неожиданные открытия в области техники и технологии, атрибуции, бытования памятника, изображённые персонажи обретают имя, а картина – автора.

Возрождение шедевров

В выставочном зале Курской картинной галереи имени Дейнеки открылась выставка «Большой процесс». Она посвящена работе реставрационной мастерской. В галерее представлено более 70 картин и икон разных временных периодов и школ: западноевропейское и русское искусство XVI–XXI веков, творчество Дейнеки.

Отдельный зал выставки «Большой процесс» посвящён реставрации картины «Портрет Софии Шарлотты Мекленбург-Стрелиц» из собрания Рыльского краеведческого музея кисти Алана Рамзея, английского художника XVIII века. София Шарлотта – жена короля Англии Георга III.

– После революции картина весьма существенно пострадала, – рассказывает директор Курской картинной галереи имени Дейнеки Игорь Припачкин. – В течение всего советского и постсоветского периодов она находилась в запасниках. Картина была изуродована. В 2009 году мы взяли эту работу на реставрацию в нашу мастерскую. Картина представляла собой руины. Необходимо было закрывать целые утраченные фрагменты холстом, заниматься художественной реконструкцией. «Портрет Софии Шарлотты Мекленбург-Стрелиц» восстанавливали в течение года. Было произведено множество манипуляций, после которых удалось вернуть фрагменты, казавшиеся навсегда утраченными.

Именно этот возрождённый шедевр помог показать курянам, как реставрируются картины. Благодаря средствам гранта Благотворительного фонда , мастера Курской картинной галереи имени Дейнеки создали фильм. Он демонстрируется сегодня на выставке. На экране – весь процесс воссоздания шедевра. Фильм называется «Возвращение королевы».

Тайна шута

Другое творение, возрождённое реставраторами, – «Портрет Луки Питти». Его «скрывала» картина «Святое семейство», долгие годы находившаяся в коллекции музея. Всё открылось, когда началась реставрация.– Доска, на которую нанесена картина, была вся изъедена жуком шашелем, – рассказывает заведующая реставрационной мастерской . – Мы решили убрать картину с этой доски, снять её, на языке реставраторов это значит «раздублировать». Когда это произошло, мы обнаружили шедевр. Оказалось, что это работа флорентийского художника, творившего во второй половине XVI века, – портрет Луки Питти (флорентийский банкир). С картиной предстоит ещё много работать. После завершения выставки её реставрация продолжится.

Часто реставраторы возрождают не только картины, но и имена их авторов. Долгие годы в коллекции хранилась работа неизвестного художника «Портрет шута». Считалось, что это западноевропейский мастер.

– Сюжет, манера живописи – всё напоминало голландские картины XVII века, – рассказывает художник . – «Портрет шута» был выполнен на доске с характерным паркетажем: это особенный метод укрепления доски для живописи. Такое укрепление, выполненное из дощечек, – не русская традиция. Работа не раз экспонировалась. Когда началась реставрация, обнаружили подпись, которая раньше была не видна – «Шуклин». Это курский художник и реставратор. Оказалось, что картина – лишь имитация старой живописи.Может быть, передав такой «привет», наш земляк хотел заставить своих коллег из будущего поломать голову.

Долгие годы без авторства оставался и «Портрет неизвестной». Когда были пройдены все этапы и дело дошло до утоньшения лака, мы обнаружили подпись «Шильдер», – поясняет Михаил Денисов. – У нас в коллекции есть работа художника-пейзажиста Андрея Николаевича Шильдера. Теперь мы знаем, что «Портрет неизвестной» написал его отец – художник-передвижник Николай Густавович. При специальных видах исследования подпись мастера стала хорошо видна.

Иногда реставраторам приходится исправлять ошибки своих коллег, допущенные много лет назад.

– На этой картине реставрационные вставки неумелого мастера просто изуродовали лицо дамы, – рассказывает Елена Денисова. – Вначале грубая работа была не видна. Но прошли десятилетия, и вставки изменились в цвете. Нам пришлось удалить грубые мастиковые зарисовки, поработать с утратами, теперь картина экспонируется вновь.

Работу «Тайная вечеря» принесли куряне. Картина была в плачевном состоянии. Она показалась реставраторам интересной.– Примитив, но художественно цельный, красивый по цвету, – говорит Елена Денисова. – Мы привели картину в порядок, получилась очень интересная работа.

Музейная реставрация предполагает взаимодействие с государственным музейным фондом, соответствующую квалификацию и допуск к работам. Для подтверждения уровня профессионализма реставраторы проходят аттестацию в Москве, предоставляют документированные отчёты и фотофиксации. Отдельным элементом поддержания «формы» является копирование произведений живописи, которое входит в программу обучения реставраторов и выполняется по определённым правилам – не копируется подпись, изменяется размер, копия маркируется.

На выставке представлены несколько копий с решением разных технико-технологических задач, выполненных в реставрационной мастерской Курской картинной галереи в разное время. Устроители выставки предлагают зрителям сравнить похожие картины, сыграть в игру «найди 10 отличий», оценить профессионализм реставраторов в понимании техники, приёмов старых мастеров.

Лики святых Один из самых молодых реставраторов – Илья Дворников. Сейчас он возрождает иконы.

– На некоторых работах было более четырёх слоёв записи, – говорит Илья Сергеевич. – Это выяснилось после исследований. Вначале я видел работу мастеров XVIII века, но оказалось, что это поздние слои подновлений художников-иконописцев, которые скрывали множественные утраты живописи. Теперь ясно: икона Святого Праотца Иуды написана в XVII веке. При реставрации иконы Иоанна и Прокопия Устюжских была реконструирована живопись, так как основные утраты находились на полях и фоне произведения. Тонировки выполнены маслом.

На иконе Архангела Михаила Воеводы были множественные ожоги, после которых олифа и прописи спаялись. После удаления поздних обновлений работа приобрела экспозиционный вид. Тонировки были выполнены акварелью.

Часть икон демонстрируется в процессе реставрации – преимущественно это результат летних практик, многомесячная совместная работа, в которой, помимо курских реставраторов, принимали участие преподаватели и студенты Москвы и Санкт-Петербурга.

Большой процесс

Основатель реставрационной мастерской Елена Денисова в профессии уже 45 лет.

– Реставрация и жизнь картин – это и моя жизнь, – рассказывает Елена Борисовна. – Я начала работать сразу после окончания вуза. В те годы провинциальным музеям очень помогал Московский институт реставрации (ВНИИР). На стажировках нас обучали прекрасные реставраторы самого высокого уровня. На экзаменах мы должны были отреставрировать картины, которые хранились в лучших музеях страны. Я побывала в Художественном музее в Чернигове, В Одесском художественном музее западноевропейского искусства, в Олесском замке во Львове.На выставке представлены инструменты, материалы, которые используют реставраторы.

– Многие удивляются: они же зубоврачебные, – смеётся Елена Борисовна. – Так и есть! Мы их, модернизировали, что-то подрезали, чтобы удобно было работать. Сейчас есть специальные реставрационные материалы. А раньше не было. Выручал лишь обмен между друзьями-реставраторами, подсказки мастеров. Главная реставрационная заповедь – «не навреди». Ни в коем случае нельзя повредить авторскую живопись. Все реставрационные процессы должны быть обратимы. Например, мы не можем приклеить так, чтобы картину нельзя было раздублировать. Ведь реставраторы будут работать и после нас. Да и нам приходится возвращаться и переделывать – например, если картина пострадала от воды. Клей «ПВА» уже не смоешь, только «с мясом отдирать».

Реставраторы используют рыбий, мездровый клей. Это обратимые материалы. При нагреве они могут снова перейти в подвижное состояние, а реставраторы в силах что-то переделать или повторить процесс, не навредив оригиналу. Мельчайшие дефекты, поздние вмешательства, потёртости лака видны в ультрафиолетовом свете. Кстати, ультрафиолетовую лампу подарили мастерам сотрудники полиции.

Процесс реставрации очень сложный. Первый – профилактика. Это укрепление, дублировка, подведение новых кромок, удаление прорывов.

– В «Королеве» на места разрушений мы нанесли папиросную бумагу, – рассказывает Елена Денисова. – Но вначале – клей необходимой концентрации. Шестипроцентный рыбий – для укрепления. Восьмипроцентный – для подготовки холста. Для дублировки тоже используется более крепкий клей. Сверху нанесли папиросную бумагу – это защитный слой, как лак.Работа с лаком – художественная часть реставрации. Авторский слой надо «утоньшить».

– Сейчас в зале современной живописи – это не так страшно, – рассказывают реставраторы. – Мы можем покрыть таким же лаком. Но для старой живописи очень важно – иногда с последним слоем, если не контролировать процесс при свете ультрафиолета, может уйти живопись. Иногда реставраторы убирали лессировочный слой автора. Это прозрачный слой, и краски берутся, которые дают прозрачную плёнку. Увидеть его очень сложно! Каждый раз мы ждём: раздублируем старый авторский холст – а там подпись. Ведь шедевров в коллекции много. К нам приходили работы из Русского музея, из Третьяковки. Многие мы получили после Великой Отечественной войны.

Посетить выставку «Большой процесс» в картинной галерее можно до 19 ноября.