Деньги на уважении: как устроен бизнес итальянской мафии

В Италии скончался один из боссов сицилийской мафии Маттео Мессина Денаро. Его называли «крестным отцом» организации «Коза ностра», одной из самых могущественных преступных группировок мира, которая до сих пор контролирует значительную часть экономики страны. Политический обозреватель «МИР 24» разобралась, как устроен бизнес сицилийских кланов и узнала, при чем здесь лимоны.

Деньги на уважении: как устроен бизнес итальянской мафии
© Мир24

Босса итальянской мафии похоронили всего за полчаса. У катафалка – только самые близкие родственники и полиция. Итальянскую мафию «Коза ностра» Маттео Денаро возглавил в 30 лет. Первое убийство в 17. Потом хвалился: убитыми лично им можно заполнить целое кладбище. Только доказанных смертей на его счету больше 50.

«Он был очень высокомерный, он убивал людей, но при этом всегда ездил на безумно дорогие курорты. Он любил дорогую одежду, часы», – рассказал историк, писатель Антонио Никаса.

По-настоящему известным стал в начале 90-х. Мафия тогда бросила вызов государству. Хотели показать, на чьей стороне сила. Устроили серию терактов в Милане, Риме, Флоренции.

Маттео Денаро не могли поймать 30 лет. Задержали в январе этого года, в больнице. Там он лечился от онкологии. Ему дали два пожизненных. Но под стражей протянул всего восемь месяцев.

«Мы поймали последнего массового убийцу периода 1992-93 годов. Это был долг республики перед жертвами тех лет. И этот долг хотя бы частично оплачен», – заявил главный прокурор Палермо Маурицио Де Лючия.

Мафия – это не только сицилийская «Коза ностра». В Апулии орудуют группировки «Сакра Корона Унита» и «Ла Стидда», в Неаполе – «Каморра», на юго-западе страны, в провинции Калабрия, – группировка «Ндрангета», самая мощная и влиятельная. Источник дохода – наркотики. Вот перехваченная посылка – четыре тонны кокаина на 800 миллионов евро. Товар прятали в бананах.

«У них большие связи с Латинской Америкой. И поэтому они занимаются поставкой кокаина не только себе, но также и для «Каморры», для сицилийской мафии и других группировок. Они как владельцы акций. Они инвестируют и получают гигантские партии кокаина, героина и синтетических наркотиков», – сказал Антонио Никаса.

А началось все с лимонов. Самым первым «крестным отцом» называют врача из Шотландии Джеймса Линда. Моряков в середине XIX века косила цинга. Доктор выяснил: помогает витамин С, в частности лимонный сок. Итальянские цитрусы начали продавать огромными партиями, в основном в США. Экспорт лимонов оказался в 35 раз прибыльнее оливкового масла.

Плантации стали легкой добычей для грабителей, поэтому фермеры наняли молодых и вооруженных. Те сначала охраняли рощи, а потом начали забирать часть урожая себе.

1950-й. Правительство страны решает поднимать экономику Сицилии. Строить заводы, дороги и жилье. Выдает четыре тысячи разрешений. 80% из них получают доверенные лица мафии.

«У них свои краны, грузовики и, главное, могут взять подряд. А потом можно брать субподрядчиков три, четыре, пять – и это размывается так, что никогда концов не найдешь», – поделился журналист .

Все заработанное нужно легализовать. Популярный вариант – рестораны, отели, казино, торговые палатки у стадионов и ярмарки.

«Прямо в центре Милана, в офис рядом с муниципалитетом, прибежал итальянец заплаканный и пытался жаловаться в мэрии на то, что ему не дают продавать. На ярмарке не дают выставиться. Они сказали, что ничем помочь не могут, ему нужно обращаться к людям, которые контролируют этот рынок», – рассказал Кудинов.

Те самые люди и фермерам помогают. Юг Италии стал воротами в Европу для мигрантов. Мафиозные группировки отправляют их работать на плантации.

«Они пользуются тем, какое количество мигрантов прибывает в наши дни на ту же Лампедузу и в другие южные регионы Италии», – отметила руководитель Центра итальянских исследований Института Европы Елена Алексеенкова.

Мафия, как известно, бессмертна. Потому и подстраивается под любые условия. Поля без урожая ей тоже интересны. Их превращают в свалки.

«Незаконные поджоги, незаконная переработка, вывоз и сжигание мусора, свалки. Вот все эти сферы заняла так называемая экомафия», – сказала Елена Алексеенкова.

Экомафия зарабатывает на вывозе мусора, переработке вторсырья и помогает крупным производствам избавиться от токсичных отходов. Ущерб от их деятельности – примерно 8 млрд евро в год. Бюджет всей Италии 35 млрд евро, то есть почти четверть от него мафия зарабатывает только на мусоре. Без кровавых разборок и показательных убийств. Теперь их стратегия – не привлекать к себе внимание. Сходу и не отличишь от «белых воротничков».

«Когда вы говорите о мафии, вы должны понимать, что у них тесные связи с сообществами. Они профессионалы, политики, бизнесмены», – подчеркнул Антонио Никаса.

Сотрудничество взаимовыгодное. Политики помогают мафии выигрывать тендеры. Мафия поддерживает политические кампании и нужных кандидатов. «Молодежь по-прежнему вступает в ряды мафии, особенно на юге страны, потому что там безработица среди молодежи достигает 35-40%», – пояснила Елена Алексеенкова.

Во время пандемии по самым бедным итальянским кварталам начали ходить эмиссары криминальных структур. Предлагали деньги в долг под ноль процентов. Все без слов понимали: вербуют в мафиозный клан. Войти туда может каждый, а вот выхода нет.