Как вспоминают эвакуацию в Чистополь и Елабугу дети войны

Книга "Странники войны" дает панораму двух городов в воспоминаниях детей писателей

Как вспоминают эвакуацию в Чистополь и Елабугу дети войны
© Реальное время

Герои книги Натальи Громовой "Странники войны" — это дети и подростки, чью мирную жизнь перевернула война. Это порой наивный, а порой довольно взрослый для их возраста взгляд на эвакуацию и жизнь в Чистополе и Елабуге.

Наталья Громова собирала воспоминания детей писателей разными способами. Одни, как , вели подробные дневники, куда записывали не только происходящие события в виде хроники, но и размышления о войне. С другими же автор книги связывалась и просила вспомнить тот период с позиции уже взрослого человека. Герои книги совершенно разные, как и их воспоминания. Их впечатления напрямую зависели от возраста, в котором они оказались в эвакуации, и воспитания. К примеру, среди эвакуированных были не только дети советских писателей, но и семьи антифашистов. Это немцы, которые бежали из нацистской Германии в СССР. Не все хорошо говорили по-русски, у них были другие манеры и поведение. И далеко не всем эвакуированным хватало сил понять, что эти немцы непричастны к кровавой войне, которую развязал Гитлер и нацисты.

Несмотря на эти различия, все воспоминания начинаются одинаково. Каждый герой вспоминает мирную жизнь и где именно его застала война. Одни прогуливались по сталинской Москве, другие отдыхали на подмосковных дачах, третьи проводили каникулы в летних лагерях. Летом 1941 года сотрудников Литфонда и их детей отправили в распределительный лагерь в Берсуте. Оттуда часть повезли в Ташкент, а остальных — сначала в Казань, а потом в Чистополь. В Чистополе был создан интернат Литфонда. Большинство родителей оставляли детей там, даже если не шли на войну и оставались в городе. Это была единственная возможность прокормить ребенка. Работы в Чистополе практически не было, за жилье нужно было платить. А в интернате силами Литфонда было организовано трехразовое питание и крыша над головой.

Но, кроме этого, почти в каждой истории есть воспоминания о и ее сыне Георгии (Муре) Эфроне, и страшной смерти мальчиков на военных занятиях осенью 1942 года.

О последних днях жизни Марины Цветаевой можно прочитать тут.

Появление Георгия Эфрона в Елабуге произвело невероятное впечатление не только на жителей города, но и на детей. Большинство из них были плохо одеты, ходили в обносках и одежде с заплатками и представляли из себя обычную детвору, которая шумит, капризничает и дерется. Мур от них разительно отличался. Парижский мальчик в заграничном костюме, с хорошими манерами, воспитанный и начитанный. "Он был как инопланетянин. Стройный высокий юноша, одетый в заграничное", — так вспоминает Георгия Эфрона Варвара Шкловская, дочь писателя и художницы Василисы Корди. А Гедда Шор, дочь музыканта и художницы Маргариты Шор-Ивенсен, вспоминает, что влюбилась в Мура с первого взгляда.

Мур казался совершенно взрослым. Так бывает с особенно породистыми детьми. Красота Мура была прежде всего красотой породы. Он был высок ростом, великолепно сложен. Большелобый и большеглазый, смотрел как-то чересчур прямо и беспощадно. Потом уже поняла: это был взгляд "рокового мужчины", каковым он и был, должен был стать, — кстати говоря, без всяких кавычек. Сегодня назвала бы его римлянином.

Наталья Громова подробно разбирает не только воспоминания о Муре, но и самоубийство Марины Цветаевой. Точнее, реакцию Мура на эту трагедию. В воспоминаниях не только детей, но и взрослых Георгий Эфрон предстает отстраненным и даже холодным. Многие тогда думали, что он был безразличен к смерти матери. Громова объясняет его поведение европейским воспитанием, когда хорошие манеры не позволяли показывать скорбь. Более того, мальчик оказался в невероятно страшной ситуации, которую вряд ли смог сразу осознать. Кстати, это же доказывают записи в его дневниках и письма, которые он писал сестре в лагеря.

Второй звездой эвакуации был Борис Пастернак. Его одинаково обожали писательские дети, взрослые и жители Чистополя. Всегда улыбчивый, всегда готовый откликнуться даже на самую глупую детскую просьбу. В воспоминаниях почти каждого героя есть история, связанная с Пастернаком. Дети рассказывают, как он переводил произведения Шекспира, а потом зачитывал на русском языке по местному радио, как колол дрова. А , дочь художницы Евы Розенгольц и писателя , рассказывает, как увидела Пастернака в писательской столовой: "Было холодно, все сидели в пальто и ели из алюминиевых тарелок. А Борис Леонидович был раздет, только в накинутой на плечи телогрейке. С тех пор, где бы мне ни приходилось перекусывать, я всегда снимаю верхнюю одежду", — вспоминает Елена Левина.

Если многим жизнь в Чистополе давалась тяжело из-за суровых условий быта, то Пастернак находил в ней свое очарование.

Жизнь в Чистополе хороша уже тем, что мы здесь ближе, чем в Москве, к природной стихии: нас страшит мороз, радует оттепель — восстанавливаются естественные отношения человека с природой. И даже отсутствие удобств, всех этих кранов и штепселей, мне лично не кажется лишением, и я думаю, что говорю это почти от имени поэзии…

Но, кроме бытовых ситуаций, почти все герои вспоминают страшную трагедию, когда война ворвалась в интернат Литфонда в Чистополе. Это произошло 13 сентября 1942 года. Старшие мальчишки рвались на фронт раньше срока. Но по возрасту не могли быть мобилизованы. Тогда они пошли на военные занятия, которые вел местный парень, вернувшийся с фронта по ранению. Елена Левина так вспоминает это трагическое событие:

Кто-то нашел валявшийся снаряд. На нем стояло клеймо 1923 года. Думали, что учебный. Стали его чем-то бить, колотить, и произошел сильный взрыв. Все ребята были сильно ранены, изувечены и погибли — кто на месте, а кто в госпитале. Их было тринадцать. А Жене Зингеру повезло, потому что он в это время отлучился в уборную.

Среди погибших был пасынок Михаил. Ему буквально накануне исполнилось шестнадцать лет. У Жени Зингера был шок, поскольку он вернулся из уборной и первый увидел все ужасы случившегося. Изувеченное тело его друга Миши Гроссмана лежало без рук и ног.

Помимо воспоминаний из Елабуги и Чистополя, в книге Натальи Громовой "Странники войны" есть несколько зарисовок из Ташкента, куда уехал Мур и куда отправилась . Конечно, их гораздо меньше, чем чистопольских воспоминаний. Удивительно, как жизнь переплела истории людей и как потом раскидала их по миру. Но для всех героев Чистополь стал поворотным моментом. Город, который остался в их душах. Для одних как проклятие, для других как символ поддержки, дружбы и взаимовыручки.

Издательство: "Редакция Елены Шубиной"Количество страниц: 392Год: 2023Возрастное ограничение: 16+

— литературный обозреватель интернет-газеты "Реальное время", автор telegram-канала "Булочки с маком" и основательница первого книжного онлайн-клуба по подписке "Макулатура". За помощь в проведении съемки благодарим Национальную библиотеку РТ.