Любитель сгущенки: как в 1939 году в Москву привезли белого медвежонка Фомку

Любитель сгущенки: как в 1939 году в Москву привезли белого медвежонка Фомку
© Вечерняя Москва

100-летие «Вечерней Москвы» заставляет нас все чаще обращаться к архивам газеты. Как же много там интересного! 17 мая 1939 года, например, газета написала о том, как Москву привезли белого медвежонка Фомку.

Короткая, но милая и добрая заметка подтолкнула нас к мысли узнать о Фомке чуть больше. И открылась чудесная и отчасти загадочная история.

В 1939 году жители острова Котельный, который находится в Восточно-Сибирском море, поймали двух-трехмесячного белого медвежонка. Малыш, названный Фомкой, быстро привык к людям. Вскоре местные жители подарили его прибывшему на остров летчику Илье Мазуруку. Это было выражением почтения и восторга: с 1937 года Мазурук был национальным героем, культовой фигурой, ведь он был одним их тех летчиков, которые высаживали на дрейфующие льды «папанинцев» — зимовщиков в о главе с . Илья Павлович посадил медвежонка в большой деревянный ящик, одна стенка которого была затянута сеткой, и полетел в Москву. Путь предстоял длинный: шесть тысяч километров.

Приятно ли сидеть запертым в ящике, без возможности даже хорошенько лапы размять? Я как-то сомневаюсь! Вот и Фомка, как любой уважающий себя медвежонок, мириться с этим не хотел: он активно возмущался, ругался по-медвежьи, пытался разорвать сетку зубами и когтями и ревел, что называется, как потерпевший. Все это безобразие утихло, когда экипаж решил выпустить зверя из заточения. Фомка снова сделался порядочным медвежонком и начал спокойно прогуливаться по самолету. Он совал свой нос то в штурманскую, то к радисту, а потом забирался на пассажирское сиденье у иллюминатора и дремал. Все-таки все дети одинаковы: им непременно надо все изучить, обнюхать, попробовать и осмотреть.

Особенно если этот ребенок умный и смышленый, а Фомка был именно таким малышом. Вел он себя очень самостоятельно: даже без чьей-либо помощи спускался по трапу самолета, когда тот приземлялся для дозаправки. Ему не нужно было напоминать и про возвращение на борт: он сам бежал назад в машину, как только слышал гул моторов.

Прибытие мохнатого в столицу осветила «Вечерка» в упомянутой нами заметке.

Правда, сделала она это, по всей видимости, с некоторым запозданием, потому что история происходила зимой, а материал вышел весной. Илья Мазурук разместил Фомку в своей квартире — в самом центре города. Но на улице для косолапого — рай и благодать, а вот в помещении… Почему люди не ходят по дому в шубах? Их согревает отопление. И мишку тоже. Но он-то свою белую теплую шубку снять не может…

Чтобы спасти Фомку от перегрева, Илья набирал ему ванну с холодной водой, в которой медвежонок с удовольствием плескался. Накупавшись, нанырявшись и разбрызгав воду, косолапый выпрыгивал из своего «бассейна» и, не утруждая себя вытираниями, топал по ковру или запрыгивал на кровать, оставляя за собой море воды и мокрые следы.

Конечно, квартирные условия не подходили медвежонку. И вскоре Илья Павлович решил передать Фомку Московскому зоопарку. На встречу с медведем отправилась сотрудница зоопарка — та, которую многие знают как автора чудесных книг про зверят.

«Когда я приехала, Фомка спал. Он лежал на полу, посередине большого кабинета. Все четыре лапы его были раскинуты в разные стороны, и он был похож на маленький коврик, — напишет Вера Васильевна в рассказе «Фомка — белый медвежонок».

Его привезли в зоопарк. Фомка обнюхал клетку, изучил и пошел спать. Чаплина начала свои наблюдения: как мишка спит, ест и обживается в вольере.

На следующий день утром работницы зоопарка решили побаловать медвежонка разнообразной вкусной едой: и кашу приготовили, и фрукты, и кусок тюленьего жира ему достали. Они отнесли эти лакомства Фомке, представляя, как он будет рад гостинцам, но медвежонок никакой радости не продемонстрировал: принесенное едва обнюхал, а потом и вовсе отвернулся и ушел в другой конец клетки. Сотрудницы расстроились: столько стараний, а мохнатый их не оценил… Но что поделать, если он не голоден?

Однако и к вечеру медвежонок отказывался от еды. При этом постоянно ревел, давая всем обитателям зоопарка понять, что он сильно проголодался. Вызвали ветеринара. Врач хотел было осмотреть мохнатого, но побоялся зайти в клетку к ругающемуся Фомке.

Тогда Вера Чаплина отправилась к Мазуруку, рассказала ему о возникшей проблеме и попросила посетить бывшего питомца: вдруг медвежонок просто соскучился по прежнему хозяину. Илья Павлович приехал и оповестил всех, что излечит Фомку от его недуга. На глазах у изумленных работников зоопарка он извлек из портфеля банку сгущенки, открыл ее и отдал медвежонку. Через пару минут банка, вылизанная мишкой до блеска, покатилась по полу.

Оказалось, Фомку на борту кормили только сгущенным молоком. И за время путешествия до Москвы, которое заняло 18 дней, косолапый настолько привык к этому лакомству, что от чего-либо другого отказывался. Какой тюлений жир, какие фрукты, когда есть сгущеночка?! В зоопарке успокоились: слава Богу, Фомка ничем не болен. Но работа по переведению медвежонка на подобающий ему рацион предстояла огромная. Через силу, с сопротивлением и капризами, но постепенно Фомка начал есть мясо, рыбу и жир — естественную для медведей еду. Оценил он и фрукты, для белых мишек — экзотику.

По инициативе Веры Чаплиной в Московском зоопарке была создана площадка для молодняка, где зверята разных видов могли играть друг с другом. Однако знакомство с другими обитателями площадки у Фомки не заладилось: его побаивались и сторонились. Но в этом плане он был не одинок: такое же отношение у зверят было и к тигренку-девочке Сиротке. Первая их встреча с Фомкой тоже не отличалась дружелюбием — сначала они обменялись увесистыми оплеухами, а потом устроили драку: катались клубком по площадке, рыча и визжа, только клочья шерсти летели в разные стороны!

Драчунов разняли и изолировали друг от друга на пару дней. Когда Фомку вновь выпустили на площадку молодняка, к нему с большим интересом стали подходить другие зверята. А с Сироткой медвежонок крепко подружился через пару недель. Вера Васильевна внимательно наблюдала за их общением, примечая все детали.

«Сиротке нравилось прятаться, а потом неожиданно нападать. Бывало, идет Фомка, а она выпрыгнет, схватит медвежонка за шиворот, трепанет его раздругой — и бежать. А Фомка наоборот — любил побороться», — отмечала она в своем рассказе.

К осени Фомка повзрослел. Теперь, чтобы справиться с ним, приходилось прикладывать больше сил. Его отношение к людям изменилось: он стал менее дружелюбным, хотя со зверятами на площадке продолжал общаться хорошо. Но однажды Фомка сильно искусал дежурную, и его решили перевезти на Остров зверей.

С оживленной площадки молодняка подросший медвежонок попал в большой, просторный загон с бассейном, где оказался в полном одиночестве. Сначала он испугался и явно стремился покинуть это место, искал выход, потом успокоился и пообжился, конечно… Однако сидеть целыми днями одному было невероятно скучно. Но вскоре в зоопарк привезли еще одного белого медвежонка — Машку.

Фомка аккуратно с ней познакомился: обнюхал, не проявляя никаких признаков агрессии. Потом они залезли в воду и провели весь день, играя и купаясь. А под вечер уснули, обняв друг друга мохнатыми лапами. Фомке больше не было одиноко.

На этой прекрасной ноте и завершается рассказ Веры Чаплиной — единственный сохранившийся источник информации о Фомке. Напомню, что медвежонка привезли в Москву в 1939 году, и все мы знаем, какие страшные события начались в нашей стране через пару лет… Многие документы из архивов Московского зоопарка, сообщили нам в его пресс-центре, во время войны оказались утеряны. В 2020 году вышла в свет уникальная книга «По закону великой любви. Хроники Московского зоопарка. 1941–1945».

Из документов, которые там приводятся, ясно, что животных уже в 1941 году эвакуировали из столицы в другие зоопарки, а именно в Свердловск и Сталинград («В июле 1941 года никто не мог предположить, что одно из этих решений окажется роковой ошибкой», — написано в книге). С питомцами поехали в эвакуацию и опытные сотрудники — заведующая секцией хищных животных Вера Чаплина и зоотехники Олимпиада Паневина и Галина Богданович). Но вот что удивительно: среди зверей, перечисленных в акте о передаче, нет Фомки! Есть белый медведь Гордый, тигр Сиротка, антилопа гну Мурка, козерог Васька и многие другие, но не наш, уже подросший, медвежонок. Тут и теряются его следы. Одно можно сказать точно: в 1941 году Фомки в зоопарке по каким-то причинам уже не было.

Вера Чаплина о своих подопечных из зоопарка издала множество книг, которые были переведены на 25 иностранных языков. Архив ее рукописей и фотографий перешел внучке Марине Агафоновой. В 2015 году она передала его в Дарвиновский музей. Муж Марины Максим Тавьев стал исследователем творчества писательницы. Совместно с женой они создали блог в интернете, который так и называется — «Архив Веры Чаплиной». Из него люди могут узнать много интересного о писательнице, ее семье и животных, с которыми она работала в зоопарке, в том числе и про Фомку.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Максим Тавьев, биограф и исследователь творчества Веры Чаплиной:

— У меня есть лишь предположения о судьбе Фомки. В Берлинском зоопарке в 2006 году родился белый медвежонок Кнут. От него отказалась мать, и его воспитал служитель зоопарка.

Кнут был сильно к нему привязан, но человек этот через два года скончался. У ручного Кнута не сложились отношения с сородичами, он заболел, как мне кажется, психосоматической болезнью и умер.

Я предполагаю, что с Фомкой могла произойти такая история: в архиве есть записи Веры Васильевны о том, что у двухгодовалого медвежонка не складывались отношения с сородичами, которые, в отличие от него, всегда были дикими. Или Фомку могли передать в другой зоопарк. Такое делали, если животное не приживалось среди сородичей. Но документов, подтверждающих или опровергающих это, не сохранилось.

КСТАТИ

Помимо Фомки, у Ильи Мазурука как-то жил еще один весьма необычный постоялец — пингвин. Как он попал к летчику, точно не известно: по одним сведениям, он... случайно залез к Илье Павловичу в самолет; по другим, Мазурук вез группу этих птиц в зоопарк, но одного из симпатичных «пассажиров» решил оставить себе. Еще одна версия гласит, что у пингвина, которого очень ждали в Московском зоопарке, возникли какие-то проблемы с документами и его проживание у знаменитого полярного летчика было вынужденным.

Тем не менее многие люди свидетельствовали, что видели Илью Павловича Мазурука, чинно гуляющего с пингвином по зимним улицам города. Сегодня об этой забавной истории напоминает чучело пингвина, которое стоит в музее Дома на набережной.

СПРАВКА

Вера Васильевна Чаплина родилась 24 апреля (7 мая) 1908 года в потомственной дворянской семье. В юности занималась в кружке юных биологов зоопарка (КЮБе), где научилась ухаживать за животными. Там же начала вести первые литературные зарисовки. В дальнейшем работала в Московском зоопарке с дикими животными и писала книги. Умерла 19 декабря 1994 года.Илья Павлович Мазурук родился 7 июля (20 июля) 1906 года в семье рабочих. В 1928-м окончил школу техников-механиков Красного воздушного флота. С 1936 года работал в полярной авиации, через год стал Героем Советского Союза за высадку первой дрейфующей научной станции «Северный полюс — 1». Умер 2 января 1989 года.