Павел Басинский: 90 лет назад Иван Бунин был удостоен Нобелевской премии по литературе

На прошедшей неделе мы как-то не заметили важный юбилей. 90 лет назад, 9 ноября 1933 года, был удостоен Нобелевской премии по литературе. Это был первый русский нобелиат. После Бунина Нобелевской премией наградили (1958), (1965), (1970) и (1987). Впрочем, Борис Пастернак из-за идеологического давления на него в СССР от главной мировой литературной награды был вынужден публично отказаться. 29 октября 1958 года он отправил в телеграмму: "В связи со значением, которое придает Вашей награде то общество, к которому я принадлежу, я должен отказаться от присужденного мне незаслуженного отличия. Прошу Вас не принять с обидой мой добровольный отказ".

Павел Басинский: 90 лет назад Иван Бунин был удостоен Нобелевской премии по литературе
© Российская Газета

В день, когда в Стокгольме было объявлено о присуждении Бунину Нобелевской премии, писатель отправился в местный кинотеатр в Грассе. В день объявления лауреата он сильно волновался и предоставил получить (или не получить) известие о присуждении премии своим домочадцам.

На Нобелевскую премию его номинировали четыре раза: в 1922, 1926, 1930 и 1933 годах. Это обычная практика Нобелевской академии, которая работает и по сей день: "помучить" писателя прежде, чем наградить. Это в лучшем случае. В худшем - "помучить" и не наградить. Так было с , который тоже выдвигался на Нобелевку четырежды, но так ее и не получил. Есть сведения, что член Шведской академии Андерс Эстерлинг был резко против кандидатуры писателя: "автор аморального и успешного романа "Лолита" ни при каких обстоятельствах не может рассматриваться в качестве кандидата на премию".

В день объявления о присуждении Ивану Бунину Нобелевской премии он пошел в кинотеатр

Известно, что выдвижению Бунина поспособствовал прозаик . В 1922 году он обратился к французскому писателю Ромену Роллану, и тот внес Бунина в список на соискание премии.

До Первой мировой войны на Нобелевскую премию претендовали пятеро русских писателей: , Бунин, , Шмелев и Бальмонт. Первым претендентом стал Дмитрий Мережковский (номинация 1914 года). Но главным соперником Бунина был Максим Горький. Однако присудить премию писателю, связанному с большевиками, расстрелявшими последних Романовых, было проблематично. Романовы являлись родственниками шведского короля, который по нобелевской традиции собственноручно вручает премию на торжественной церемонии. И конечно, не случайно все русские кандидаты на Нобеля до войны с Гитлером были политическими эмигрантами. Включая, кстати, и Горького, с 1921 по 1928 год жившего за границей и находившегося в контрах с большевистской властью. И еще большой вопрос: вернулся бы Алексей Максимович в СССР, если бы получил Нобелевскую премию? Но не будем гадать на кофейной гуще.

Так или иначе, премию получил Иван Бунин, и это был безусловно достойный выбор. Даже сам Горький, с 1917 года резко разошедшийся со своим прежним товарищем по писательскому кружку "Среда" и издательству "Знание", уже после возвращения в СССР в своих статьях всегда отмечал огромный талант "белоэмигранта" Бунина как художника слова и советовал молодым советским писателям учиться у него.

Существует легенда, что Дмитрий Мережковский в период длительной канители вокруг присуждения Нобеля русскому писателю предложил Бунину в случае любого варианта награждения поделить премию пополам. Но Бунин высокомерно отказался.

В фильме "Дневник его жены", где роль Бунина исполняет , история о том, как Бунин встретил известие о присуждении премии, показана в гротескном ключе. Узнав о радостном событии буквально во время киносеанса, Бунин выходит на свежий воздух и кричит как Кинг-Конг. Это, конечно, сильное преувеличение. Вот как описывал это событие сам Бунин в своих воспоминаниях:

"Спускаясь с горы, на которой стоит "Бельведер", в город, гляжу на далекие Канны, на чуть видное в такие дни море, на туманные хребты Эстереля и ловлю себя на мысли:

- Может быть, как раз сейчас, где-то там, на другом краю Европы, решается и моя судьба...

В синема я, однако, опять забываю о Стокгольме.

Когда, после антракта, начинается какая-то веселая глупость под названием "Бэби", смотрю на экран с особенным интересом: играет хорошенькая Киса Куприна, дочь Александра Ивановича. Но вот в темноте возле меня какой-то осторожный шум, потом свет ручного фонарика, и кто-то трогает меня за плечо и торжественно и взволнованно говорит вполголоса:

- Телефон из Стокгольма...

И сразу обрывается вся моя прежняя жизнь.

Домой я иду довольно быстро, но не испытывая ничего, кроме сожаления, что не удалось досмотреть, как будет играть Киса дальше, и какого-то безразличного недоверия к тому, что мне сообщили. Но нет, не верить нельзя: издали видно, что мой всегда тихий и полутемный в эту пору дом, затерянный среди пустынных оливковых садов, покрывающих горные скаты над Грассом, ярко освещен сверху донизу. И сердце у меня сжимается какою-то грустью... Какой-то перелом в моей жизни..."

Более половины премии Иван Алексеевич раздал нуждающимся русским эмигрантам

Кстати, получить чек на Нобелевскую премию Бунину было не так-то просто, поскольку денег в доме писателя на тот момент не было. Это подтверждают воспоминания о том, что Бунин считал, сколько еще остается собрать на поездку в Стокгольм.

После получения премии писателю пришло более двух тысяч писем от русских эмигрантов с просьбой о финансовой помощи. И более половины премии Иван Алексеевич действительно раздал нуждающимся русским.