"Подсудимые изъяли 3 миллиарда": брат убитого владельца "Русского радио" оценил общак ОПГ "Перваки"

Потерпевший поведал Верховному суду РТ о теневой стороне успешного бизнеса 90-х и кровавой расплате за криминальную крышу

"Подсудимые изъяли 3 миллиарда": брат убитого владельца "Русского радио" оценил общак ОПГ "Перваки"
© Реальное время

Шоумена , топ-модель Татьяну Ковылину и беглого лидера ОПГ "Квартала" Автандила Янакова вспоминали вчера в Верховном суде Татарстана. Этих людей называл на допросе брат некогда успешного казанского бизнесмена Тимура Атнагулова, излагая версию, как "деловой союз" с группировкой "Первогоровские" и дружба Фердинантом Юсуповым позволили избавиться от накатов "шантрапы", но обернулись расстрелом в собственном подъезде в августе 1999-го. Со слов потерпевшего выходило, что виновных в этом его отец, отставник , нашел за 10 лет до того, как дело "Перваков" впервые пришло в суд и закончилось провалом силовиков — оправдательным вердиктом присяжных. "Дело долго ходило по инстанциям и возвращалось... с вырванными страницами", — сообщил вчера брат убитого журналисту "Реального времени".

Судья предупредил о возможной замене всех адвокатов

Впервые Верховный суд Татарстана получил дело "Перваков" в феврале 2012 года, и уже спустя год и два месяца вынес первый приговор. Но он не устоял. А пересмотр дела в декабре 2013 года закончился возвратом материалов в прокуратуру.

Дополнительное следствие растянулось на 7 лет. Причем в 2017—2018 годах сотрудники СК четыре раза прекращали преследование Юсупова, Лукоянова, Сардаева и Андреева, указывая на их непричастность к преступлению. Все эти постановления были отменены, и в третий раз процесс стартовал в феврале 2022-го с обвинением в новой редакции, а также четырьмя живыми и двумя мертвыми фигурантами — родные последних не согласились на прекращение дела в связи со смертью.

Новое разбирательство с участием присяжных длится уже год и девять месяцев и пока не дошло даже до стадии прений. Несколько последних заседаний не состоялись. В октябре заболел адвокат Ренат Ямашев, а в начале ноября не пришел его коллега , в этом деле он защищает своего отца .

Председательствующий по делу судья Александр Шемуранов констатировал: документов об уважительной причине своего отсутствия защитник Андреев не направил, и поскольку эта неявка уже четвертая за текущий год, то подсудимому предоставляется право в течение пяти дней подыскать себе второго защитника, иначе суд представит ему адвоката по назначению: "Даже если в следующий раз придет ваш адвокат Андреев, в любом случае будет привлечен дежурный защитник", — уведомил судья.

13 ноября оба Андреевых пришли в суд, и старший заявил, что другой адвокат ему не нужен, а младший представил документ, что находился на лечении. Приглашенный судом адвокат по назначению сообщил: по закону об адвокатуре он не вправе занимать позицию вопреки воле клиента, однако судья постановил — с этого дня Андреева будет защищать и Иванов.

Судья дал понять, что больше мириться с "прогулами по уважительной причине" не намерен, поскольку это влечет затягивание процесса. "Если так будет продолжаться, заявляю, можем оформить замену адвокатов сразу для всех", — предупредил он. После чего был вынужден вновь отложить заседание — ввиду болезни одного из основных членов коллегии присяжных и неявки запасных.

К защите "Перваков" подключился экс-следователь дела КХТИ

Подсудимый Владислав Мухин привлек второго адвоката раньше этого выговора судья — ввиду занятости защитника в делах за пределами Татарстана заключил договор еще и с Кириллом Горовацким. Напомним, Мухин — единственный из подсудимых, кто в данный момент находится за решеткой по делу банды в составе ОПГ "Перваки". 18 лет он находился в международном розыске по заочному обвинению и в марте 2021-го был экстрадирован из Болгарии.

В итоге 20 ноября на заседании присутствовали восемь адвокатов — по два у Мухина и Андреева, по одному — еще у четырех подсудимых: Фердинанта Юсупова, Сергея Сардаева и ныне покойных Валентина Лукоянова и Александра Ерусалимского.

Накануне в качестве нового защитника Сардаева предстал бывший следователь МВД Татарстана Фанис Галиуллин, который в свое время отправлял под суд экс-капитана и других фигурантов дела КПК "Рост", предъявлял обвинение ректору КНИТУ-КХТИ и его подчиненным и возбуждал против первого замглавы Приволжья Александра Игонова. На процессе по делу "Перваков" Галиуллин себя пока не проявил — подменил на несколько часов коллегу-защитника.

Напомним, Юсупова и Лукоянова обвиняют в руководстве вооруженной бандой "Бригада Феди", которая, по версии силовиков, появилась после раскола внутри группировки "Перваки" или "Первогоровские", существовавшей с 80-х годов прошлого века в Приволжском районе Казани. В августе 1997-го были застрелены трое из "Перваков", включая доверенного человека Альберта Батрова (он же Бибик) Гринькова. На следствии ряд бывших группировщиков сообщали: Гринькова застрелили члены ОПГ "" за то, что взял на продажу 200 г кокаина и не рассчитался. Батров, будучи одним из лидеров "Перваков", призывал объявить войну "Хадишенским", однако Юсупов выступил против, что и положило начало конфликту.

Если верить свидетелям, Бибик хотел контролировать наркобизнес и проституцию, возрождать "воровские" традиции, а Федя — лишь устранить конкурентов и заниматься легальной коммерцией. Причем интересы обоих лидеров не ограничивались одним районом Казани.

Кроме руководства бандой и участия в ней, подсудимых обвиняют в серии других тяжких преступлений 1998—1999 годов: подготовке покушения на Батрова, расстреле переметнувшегося к другой группировке Гусева и убийстве Вячеслава Татарова (он же Янис) — лидера группировки "Калуга", которая хотела взять под контроль Чеховский рынок и проституцию в гостинице "Булгар-Мета". Особняком в обвинении стоит расправа над Тимуром Атнагуловым, учредителем "Русского радио" в Казани, гендиректором "Агентства радиокоммуникаций — RCA", "Пейджинговой компании — RCA" и ряда других компаний.

7 августа 1999 года киллер поджидал бизнесмена в подъезде дома на улице Вишневского в Казани, а после расправы там же бросил пистолет Макарова с глушителем. При этом спутницу Атнагулова убийца оставил в живых.

Кого изначально подозревали в заказе этого убийства, почему родные Атнагулова убеждены в виновности Феди, но сомневаются в показаниях главной свидетельницы — на допросе в Верховном суде Татарстана рассказал младший брат убитого.

"Ерусалимский любил похвастаться, что попадает с 20 метров в коробок спичек"

Как выяснило "Реальное время", профессиональный юрист Руслан Атнагулов — единственный из потерпевших в этом деле, кто посещал практически все заседания суда. Причем родственники других жертв и большинство свидетелей обвинения уже допрошены. Атнагулов стал одним из последних. Вчера его допрос растянулся на несколько часов. Причем не все адвокаты успели задать свои вопросы, а до подсудимых очередь пока вообще не дошла. Так что сегодня Атнагулова-младшего вновь ждут за свидетельской трибуной.

Вчера потерпевший рассказал, что в день убийства разминулся с братом на несколько минут: когда вернулся с тренировки, тот уже ухал из родительского дома в поселке "Алтан", а вечером отправился вместе с новой подругой Ксенией Дугиной в одно из своих любимых заведений — открытый казанскими КВН-щиками Doctor Club на улице Бутлерова. По словам Руслана Атнагулова, тем летом брат всерьез начал опасаться за свою жизнь, даже получил лицензию на оружие и стал постоянно носить пистолет в кобуре. Однако в тот вечер оружие с собой не взял.

Большую часть заседания потерпевший отвечал на вопросы гособвинителна. В частности рассказал, что знает подсудимых, признавшись, что с некоторыми до старта судебного процесса в 2012-м даже не встречался. Заметим, никто из фигурантов в настоящее время вину не признает. Атнагулов же уверен в их виновности:

"В дальнем углу сидит Юсупов Фердинант, криминальное прозвище Федя. Сам он любил, чтобы его называли "босс всех боссов". Следующий по старшинству — Валентин Лукоянов, Валек — в зале отсутствует (скончался в 2021-м от коронавируса, — прим. ред.). Долгое время он пытался создать свою группировку, а когда та распалась, его вернул на Горки старший брат Юсупова. Валек занимался организацией убийств, вооружал исполнителей, был вторым лицом [в бригаде].

Далее сидит Сардаев Сергей. Он авторитет на Горках был, вкладывал какие-то идеи Феде в уши, дальше Федя их проталкивал. За это получил прозвище "серый кардинал", а так его называли Сардай. Далее сидит Леонид Андреев, он же Кисман, в группировке с подросткового возраста, занимался больше извлечением прибыли и всей деятельностью банды

Ерусалимского Александра сейчас нет (убит в 2002-м, — прим. ред.), он тоже был в группировке с подросткового возраста, придерживался криминальных взглядов на жизнь, фанател по оружию, имел навыки боевика. К подсудимым примкнул только в 1998-м, когда на него "Хадишенские" совершили покушение. При встречах любил похвастаться, что попадает с 20 метров в коробок спичек и что кому-то прострелил пятую точку. Я видел его два раза, он приходил за компанию поиграть в футбол туда, где мы с Тимуром играли.

Владислав Мухин мне незнаком. Наслышан, что он был изначально с "Фединскими". После раскола [группировки "Перваки"] занимался [нелегальным бизнесом] в гостинице "Булгар", был исполнителем убийств..."

"Если Мухин вам не знаком, откуда такая осведомленность о нем и обо всех других?" — уточнил прокурор. "У меня источников много", — отвечал потерпевший.

"Информатор" на пожизненном и агент отца — полковника КГБ

Со слов Атнагулова, о "Первогоровских" ему при жизни рассказывал старший брат, значительно позже, уже в ходе первого судебного процесса, "большой объем информации предоставил Сардаев": "Тогда он занимал другую позицию и давал признательные показания", — уточнил Атнагулов-младший. Правда, потом заметил — напрямую общаться с этим подсудимым ему запретил следователов, поэтому задавать вопросы и получать ответы он мог через адвоката Сардаева. Что и делал неоднократно. Причем для перестраховки проверял этот источник, задавая ряд вопросов, на которые сам знал ответ.

— Ничего я ему не предоставлял, что он придумывает! — поднял крик обвиняемый Сардаев.

— Присаживайтесь, пожалуйста, выскажете свою версию позже. Пока послушаем потерпевшего, — призвал к порядку судья Шемуранов.

Еще одним источником о делах "бригады Феди" и убийстве брата Атнагулов назвал пожизненно осужденного члена группировки "Перваки" Рината Шагвалиева. Он сидит под Вологдой. Сказал, что общается с ним посредством обычной и электронной почты "Зонателеком", несколько раз разговаривал и по телефону. Далее потерпевший упомянул случайные встречи с несколькими членами группировки из числа молодых: "Кто-то из свидетелей называл их "торпедами", подручными Ерусалимского", — добавил он. Ну а покойного Ерусалимского он назвал "исполнителем" убийства брата.

— О причастности Ерусалимского я сначала узнал от своего отца. Он рассказал это 27 декабря 1999 года: сказал, что сделал Тимуру последний подарок на день рождения, брат родился 26-го, — продолжил свой рассказ Руслан Атнагулов. — Мой отец 20 лет с лишним, до 1992 года, служил в КГБ, его последнее звание — полковник. И после гибели Тимура он стал оказывать помощь всем лицам, которые проводили расследование. Ресурсов и полномочий у него не было, статус он утратил, но не утратил навыки. Помогал, пытался создать агентурную сеть. Сперва чуть не пошел по ложному следу.

По словам потерпевшего, через одного авторитета с Горок отцу удалось выйти на человека, который находился внутри банды, обладал информацией об обстоятельствах убийства Тимура Атнагулов и согласился рассказать об этом. Во второй части допроса Атнагулов-младший сказал: этим источником-агентом был ныне покойный Айрат Насыбуллин, он же Кощей — близкий друг Ерусалимского. Как утверждает брат убитого, Кощея он вычислил сам: как-то отец сказал, что его источник убит, а он у знакомых силовиков смог выяснить, что в тот день, 30 ноября 2001-го, в Казани зафиксировали лишь одно убийство — Насыбуллина. Назвал отцу эту фамилию, и тот подтвердил.

Заметим, отставник КГБ Атнагулов-старший давал показания на предварительном следствии, но до старта первого процесса по "Первакам" не дожил. Со слов его сына, добытые отставным чекистом сведения очень помогли в расследовании и буквально через несколько месяцев начались первые аресты.

"Некоторые из присутствующих в этом зале тогда были задержаны, а Федя сбежал в Эмираты", — сообщил потерпевший в ходе допроса. А в перерыве ответил на уточняющий вопрос журналиста "Реального времени", почему после тех задержаний следствие забуксовало еще на десять лет? Руслан Атнагулов ответил так: "Дело долго ходило по инстанциям и возвращалось... с вырванными страницами". По его мнению, "бригадир" Юсупов пользовался авторитетом не только в криминальном мире.

"Перестал платить им "дань" где-то в июле 1999-го. И спустя месяц был убит"

На вопрос гособвинителя, кому старший брат перешел дорогу, младший начал с оценки его бизнеса:

— Тимур был одним из самых успешных предпринимателей в Казани. Занимался реэкспортом автомобилеЗа, открыл пейджинговую компанию "RCA", получил в оперативное управление пейджинговую компанию "Восток-пейджинг". Благодаря ему в Казани появилось "Русское радио", потом — "Хит FM" и "Ностальжи". У него были две стоянки на улице Эсперанто (ныне Назарбаева, — прим. ред.), стоянка возлМа, шиномонтажи. Была стоянка на Вишневского, сейчас там большая дорога, и магазин "Бюрократ".

Потерпевший отметил, что в то время стоянки пользовались большим спросом, поскольку кражи автомобилей были распространены. "Чтобы обеспечить безопасность, по городу пустили слух: стоянки — Федины. И вся шантрапа уже не лезла", — поведал далее Руслан Атнагулов и добавил: на стоянке работали двое приближенных Фердинанта Юсупова, Радик и Ильдар, которых прозвали Цветными. По его словам, парни эти не только обеспечивали безопасность стоянок, но и забирали практически всю прибыль с них в пользу бригады. Так что фактически владельцу приходилось работать в убыток... Впрочем, поначалу эти поборы его, похоже, не обременяли.

— Тимур очень длительное время поддерживал дружеские отношения с подсудимыми. Когда у Феди жена ждала второго ребенка и были проблемы со здоровьем, он приходил поддержать, — вспоминает Атнагулов-младший. — Их отношения с братом ухудшились после нескольких взаимосвязанных сделок.

Со слов потерпевшего, речь идет о сложной бартерной схеме, реализация которой началась в конце 1995 года: одно из градообразующих предприятий задолжало "Татэнерго" огромную сумму, но право взыскания этой задолженности энергетики передали некоему предпринимателю Куприянову — знакомому Юсупова, и этот предприниматель потребовал от предприятия-должника обеспечить поставку большой партии каучуков ну". За сырье шинники расплатились колесами, которые Куприянов и К отправили на АвтоВАЗ, а с автозавода получили машины почти по себестоимости. Цепь сделок должна была привести к взаимозачету долгов и дать возможность бизнесменам-посредникам подзаработать на розничной продаже легковушек. С последним, по словам Атнагулова-младшего, не получилось:

— Куприянов получил из Тольятти и передал 77 машин СП "Ентел-Казань" (фактически сделку совершал Тимур, но владельцами фирмы числились его друзья, уточнял Руслан Атнагулов на процессе 2012 года, — прим. ред.), 10 авто были проданы АИ за 316 млн неденоминированных рублей, 20 — ушли в Москву на бартер, 16 продали на общих основаниях за 557 млн, а 31 автомобиль забрал Федя и раздал знакомым, друзьям, родственникам, в том числе своему брату и любовнице Сардаева. 150 млн прибыли забрал Андреев.

Такой подход обернулся тем, что маржинальная прибыль от сделки составила всего 32,5 млн — на тот период это была стоимость одной отечественной легковушки пятой-шестой модели, уверяет потерпевший. При этом обязательства предприятия-должника перед энергетиками были погашены на 691 млн рублей, и в результате сотрудники теплосетей смогли получить зарплату.

При этом у организаторов сделки "образовалась финансовая дыра примерно в 200 тысяч долларов", пояснил суду Руслан Атнагулов, и перекрыть ее брат с ныне подсудимыми решили новой бартерной сделкой: вложили собственные средства, купили в Нижнекамске шины от производителя на 13 млрд рублей и поставили их в Тольятти в обмен на 299 автомобилей.

— Вроде сделка состоялась, и там маржа составила 3 млрд 390 млн неденоминированных рублей. Но 3 млрд 137 млн также изъяли подсудимые, — продолжает рассказ брат убитого. — На эти деньги Юсупов отремонтировал себе офис, приобрел на Зорге клуб "Фламинго" и там сделал ремонт, какие-то деньги забирал Андреев, еще Дамир Гарафутдинов. Да, забыл: чтобы те сделки состоялись, нужна была, как сейчас говорят, мохнатая лапа. Для этого был привлечен друг Андреева — Раис Галеевич. В итоге вся операционная прибыль была раздербанена, осталось всего где-то 200 млн рублей — на 900 млн неуплаченных налогов. Грубо говоря, увидели деньги и схватили, фактически само предприятие они обворовали. И после этого Андреев с Раисом Галеевичем стали требовать у Тимура денег за "крышу" и так далее. Брат испугался и рассказал об этом отцу.

Именно после тех событий, уверяет Руслан Атнагулов, отношения Тимура с компанией Феди ухудшились: "Когда в 1997-м он открывал "Русское радио" в Казани и никого из них не взял в долю, его обещали порвать. Дел он с ними иметь уже не желал. Но Цветных на стоянке оставил... Но позже перевел их на зарплату, поставил на стоянках кассовые аппараты и перестал отдавать наличку. Окончательно перестал платить им "дань" где-то в июле 1999-го. И спустя месяц был убит".

"Обвинение Дугиной не предъявлено"

"Были ли у Тимура сложности с другими группировками — "Калугой", "Борисковскими" и сторонние недоброжелатели?" — спросил прокурор Сергей Якунин. Потерпевший отвечал: "С "Калужскими" отношения были ровные, денег от Тимура они не получали, просто им позволяли безвозмездно парковать на стоянке несколько авто. Я видел отчет главбуха… С "Борисковскими" брат общался, но это было до того, как он сдружился с ныне подсудимыми, в 92—93-м, потом отношений с "Борисковскими" не поддерживал".

Гособвинителя интересовали и такие партнеры Тимура Атнагулова, как рекламное агентство "Лариса" и компания "Восход-пейджинг". На первую часть вопроса последовал ответ: крупных сделок с Ларисой Фоминой и ее агентством не было, было сотрудничество — в частности, на день рождения "Русского радио" в Казани брат заказывал несколько моделей для выхода на сцену. "В том же году он привозил Николая Фоменко, чтобы тот провел этот праздник в стиле своей программы "Империя страсти".

Позднее адвокаты подсудимых поинтересовались, а были ли на том радийном дне их клиенты? Руслан Атнагулов ответил, что не знает, поскольку сам присутствовать на мероприятии не смог. А про "Восход-пейджинг" сказал, что это была "умирающая организация, которая перестала себя оправдывать после появления в Казани RCA и "Датт-лайн".

Еще один вопрос, интересовавший защитников, — альтернативная версия расправы над Тимуром Атнагуловым, которую потерпевший назвал ложным следом. Брат убитого пояснил: по мнению его отца, у "бригады Феди" прослеживался определенный почерк — они всегда "находили способ перевести стрелки", чтобы подозрение пало на других. В случае с убийством Чекиста (члена "Бригады Бибика — Батровава, — прим. ред.) это были "Хадишенские", в случае с убийством Яниса (лидер ОПГ "Калуга" Татаров — прим. ред.) — "Аделька", но поскольку там Мухин наследил, это не получилось. А в день убийства Тимура Атнагулова ставленники "бригады" Ильдар и Радик ходили по всем компаниям покойного и рассказывали, что это наверное "датт-лайновские" совершили. "Я сам эти слухи слышал", — поведал на допросе потерпевший.

С его слов, брат рассматривал возможность покупки акций пейджинговой компании "Датт-лайн", даже ходил к одному из совладельцев, чтобы оценить риски покупки акций у его партнера и возможность совместной работы. Но потом отказался от этой идеи: "Где-то в июле он сказал, что если пойдет на сделку, ему придется сначала решать все финансовые проблемы одного учредителя, потом другого, а ведь уже было понятно, что дни пейджинга сочтены", — вспоминал Руслан Атнагулов, отмечая, что этими рассуждениями брат делился с очень узким кругом, в который Юсупов уже не входил. Тогда как планы о покупке доли в "Датт-лайне" обсуждались широко.

Адвокаты Мухина и Юсупова атаковали потерпевшего вопросами об источниках его осведомленности и о том, был ли он сам свидетелем преступлений или хотя бы сборов группировщиков. Ответ был ожидаемо отрицательный. В перерыве защитники обсуждали, что вряд ли в те времена младший брат Атнагулова вообще был допущен ко взрослым разговорам — ему, наверное, лет 16—17 было. Однако на схожий вопрос в зале суда потерпевший ответил, что когда убили брата, ему было уже 22.

Немало вопросов стороны обвинения и защиты вызвал тот факт, что Ксения Дугина, сопровождавшая Тимура Атнагулова в тот вечер, осталась жива. "Я не понимаю, почему киллер оставил в живых свидетеля, который может его опознать, рассказать какой у него рост и так далее", — сказал поначалу брат погибшего. Но позднее обронил такие слова: "Думаю, что Ерусалимский смог его поймать, когда он был нетрезвый и без оружия, неслучайно. Ему кто-то подсказал".

— Дугина? — уточнил адвокат Артур Акмаев, защитник Юсупова.

— Вы сами знаете... Сардаев мне рассказывал, что она знакома с Ерусалимским.

— Считаете, она навела? — продолжил адвокат.

— Вопрос снят, обвинение ей не предъявлено, — вмешался судья Александр Шемуранов.

Далее Руслан Атнагулов рассказал: его отец подозревал эту девушку, считал, что она сумела пройти тест на "детекторе лжи" лишь благодаря потреблению определенных веществ... К слову, познакомилась Ксения с Тимуром за неделю до убийства — через Татьяну Ковылину (мисс Татарстана и будущую топ-модель Victoria's Secret, — прим. ред.), которая, по версии потерпевшего, также была близко знакома с его братом. "Насколько я знаю, Ковылина Дугиной сказала: "Если бы твоем месте была я, киллер бы в меня выстрелил". Я это слышал от самой Татьяны. И о том, что Тимура обещали порвать, тоже узнал от нее", — делился с судом потерпевший.

Общался он с Дугиной и на похоронах и поминках брата. Говорит, очень удивили два момента в ее рассказе: "Она сказала — у стрелявшего были неестественно голубые глаза. Хотя в подъезде было темно. Как она там цвет глаз разглядела, мне неизвестно. Кроме того, с ее слов, она после убийства Тимура решила вернуться к Doctor Club, там с уличного автомата вызвала милицию, а когда вновь пришла к месту убийства, там уже был мой отец". По мнению Атнагулова, свидетельницы не было очень долго — от дома на Вишневского до клуба минут 10—15 спокойным шагом, но раньше нее милицию успел вызвать кто-то другой, а потом уже им домой среди ночи позвонил дежурный пСБ — известить отца о случившемся. Но одновременно с этим звонком к ним домой, в поселок Алтан, приехали и коллеги Тимура. А дорога от поселка до центра города в то время занимала приличное время. Так как же получилось, что отец оказался на месте преступления раньше выжившей при покушении подруги?

Задать эти вопросы самой Дугиной участники процесса пока не могут. Эту свидетельницу в суд вызывали несколько раз и пока безуспешно.

К слову, большинство свидетелей обвинения по этому делу уже допрошены, и в скором времени суд может перейти к исследованию доказательств защиты.