Крупнейшая ошибка сомалийских пиратов: что стало с захватчиками танкера «Московский университет»

Кажется, мы стали забывать о сомалийских пиратах. А ведь еще десятилетие назад эти парни наводили шорох в Аденском заливе у берегов Африки. Правда, что касается российских спецслужб, они научились довольно успешно бороться с морскими разбойниками. И показали, как это надо делать, другим. Чего стоит, например, инцидент с захватом танкера .

Абордаж: стало с сомалийскими пиратами, захватившими танкер «Московский университет»
© Русская семерка

Нападение

5 мая 2010 года судно следовало обычным маршрутом с полными танками «черного золота» и экипажем из 23 человек на борту. Стояло раннее утро, но солнце уже неумолимо обжигало палубу, когда неожиданно к капитану судна Юрию Тульчинскому подбежал вахтенный с докладом. На горизонте были замечены подозрительные шлюпки, «резавшие» танкеру курс.

Буквально через пару минут худшие опасения Тульчинского подтвердились. Над головой засвистели пули, прогремело несколько выстрелов из гранатометов. Выйдя на коротковолновую связь, капитан запросил помощь с противолодочного корабля «Маршал Шапошников».

«На нас нападают пираты! Мы отбиваемся!», — все, что успел сообщить Тульчинский.

Далее его голос заглушили выстрелы и связь прервалась.

«Маршал Шапошников»

Большой противолодочный корабль Тихоокеанского флота «Маршал Шапошников» под командованием Ильдара Ахмерова уже несколько месяцев выполнял задачи по противодействию пиратству в Аденском заливе. Но отреагировать моментально на призыв о помощи он не мог — накануне начался плановый ремонт двигателя. Ахмеров снабдил капитана танкера инструкциями — не снижать скорость и маневрировать — и отдал приказ механикам готовить корабль к походу.

Абордаж

Тем временем «Московскому университету» удалось отбиться и уйти, но вскоре пираты вернулись с подмогой. Экипаж танкера пустил в ход самодельные рогатки, отстреливаясь гайками и болтами. Не ахти какое оружие, но за неимением лучшего пришлось действовать так. Кроме того, была запущена водяная завеса пожарной магистрали, а кто-то вооружился пожарными же пенопушками.

Несмотря на попытки маневрировать, тихоходный танкер не мог оторваться от преследователей. Вскоре пираты пошли на абордаж. Тогда капитан принял единственное оставшееся у него решение — укрыться с экипажем в румпельном отделении, откуда можно управлять судном в аварийном режиме.

Спасение

Находившийся в 800 километрах от захваченного танкера «Маршал Шапошников» смог прийти на помощь только через 18 часов. Все это время команда «Московского университета» провела в румпельном отделении, укрепляя двери, которые пираты пытались взломать.

Перед началом штурма Ахмеров спросил: «Кто чувствует, что не готов, скажите сейчас. Там небезопасно, однозначно будет перестрелка».

Но никто из команды не пожелал остаться в стороне.

Ночью начался штурм: три группы морпехов под прикрытием вертолета сумели высадиться на танкере. Бой оказался довольно коротким — после того, как несколько разбойников были подстрелены, остальные побросали оружие и сдались.

По закону пиратов следовало доставить в Кению или на Сейшельские острова для суда. Но тюрьмы там уже были забиты. Везти же их в Россию — тоже не вариант. Поэтому Ахмеров принял решение отпустить бандитов, разоружив и выдав им небольшой запас еды и воды.

По возвращении во Владивосток на капитана даже хотели возбудить дело по статье «Оставление в опасности», но, к счастью, разобрались в ситуации и признали его решение верным.