Майор Булочкин: невыдуманная киноистория

Скептически настроенные кинокритики, не сговариваясь, отнесли музыкальный фильм «Небесный тихоход», вышедший на экраны в 1945 году, к разряду «военных сказок». Отчасти их можно понять: по сюжету, лётчик-истребитель майор Булочкин на большой высоте выпрыгивает из горящей машины и, поскольку парашют не раскрылся, камнем падает вниз… Но чудом остаётся живым и практически невредимым. Разве такое бывает?

Упасть с небес и выжить: невыдуманная киноистория
© Николай Крючков (слева) в фильме «Небесный тихоход»

Три тысячи метров над землёй

Оказывается, бывало. Самолёт помощника командира 78-го истребительного авиационного полка майора Сергея Курзенкова был сбит на высоте примерно 3000 метров. Когда машина перевернулась, лётчик толкнул ручку управления от себя, и огромная инерционная сила выбросила его из кабины. А поскольку сознания Курзенков не терял, он помнил всё до мельчайших подробностей.

«Захлебываясь обжигающим холодным воздухом, кувыркаясь, лечу в чёрную про­пасть, - вспоминал Сергей Курзенков. - Хочется сразу же рвануть кольцо. Но с открытым парашютом падение резко замедлится, и горящий самолёт неминуемо нак­роет меня. Значит, ждать... Теряю спасительную высоту. Насчитываю около сорока секунд, позади 2000 метров. Наконец, правая рука хватает кольцо, сжимает мёртвой хваткой и рвёт его в сторону. За спиной слышу знакомый шелестящий звук, за ним сильный удар.
Меня так встряхивает, что ноги подлетают к самому лицу. Унты и левая рукавица срываются. Вряд ли тогда я подумал о последствиях этой потери, хотя был тридцатиградусный мороз. В сознании мелькнула мысль: "Спасся!" Но тут же ужас заставил меня сжаться в комок. Бросаю взгляд вверх и вижу: купол парашюта, складываясь, уходит от меня. Гибель! Неотвратимая смерть, а умирать не хочется. Жду страшного удара о гранит сопок.
Удар... Мысли оборвались. Сколько находился без сознания, не знаю. Очнулся от дикой боли, захлебываясь кровью. Вначале не понимал, что со мной, где я. Постепенно всё стало проясняться. Вспомнил, что произошло. Не мог только понять, почему остался жив? Оказывается, спасли меня скользящее приземление по склону сопки и сугроб».

Напомним: Сергей Курзенков падал с высоты 3000 метров, а были случаи…

Свободное падение

Информация об этом поистине фантастическом факте появилась в печати в марте 1942 года, тогда страна и узнала имя старшего лейтенанта Ивана Чиссова.

Группа советских бомбардировщиков (её возглавлял лейтенант Николай Жуган, штурманом в экипаже ведущего был старший лейтенант Иван Чиссов) возвращалась с задания: лётчики нанесли удар по важному объекту противника. Ещё несколько километров - и линия фронта, но именно в тот момент неподалёку от города Мосальска, что в Калужской области, бомбардировщики были атакованы вражескими истребителями.

Советский лётчик Иван Чиссов, упавший с высоты 7000 метров с нераскрытым парашютом, фото 1975 г.

©

© РИА Новости // ЛетчикИван Чиссов, упавший с высоты 7000 метров с нераскрытым парашютом, фото 1975 г.

Завязался бой, причём атаки «мессеров» продолжились и на территории, которую контролировали советские наземные части. Одна из очередей перебивает тяги рулей управления у самолёта ведущего группы. Начинается беспорядочное падение.

Командир экипажа понимает, что самолёт не спасти, и принимает решение прыгать с парашютами. Как только Чиссов услышал «Иван, прыгаем!», он тотчас покинул машину. Это было на высоте примерно 7000 метров, а на счету у штурмана всего семь парашютных прыжков и, понятное дело, никакого опыта свободного падения. Но поскольку немцы нередко расстреливали в воздухе экипажи, покинувшие боевые машины - буквально устраивали охоту, старший лейтенант попытался затянуть прыжок, и парашют закрутило. Теряя сознание, Чиссов уже попрощался с жизнью, но ему повезло, и, как оказалось, втройне.

Николай Жуган покинул неуправляемую машину уже на высоте примерно 6000 метров. Он также несколько сот метров прошёл затяжным прыжком, а затем раскрыл парашют. Приземление командира экипажа бомбардировщика было вполне благополучным. На опушке леса его встретили конники 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Павла Белова и довезли до ближайшей деревни, где уже находился старший лейтенант Иван Чиссов.

«Ну как? Рассказывай!» - бросился в объятия Чиссова Николай Жуган. Тот кивком указал на угол комнаты деревенского дома, где лежал нераскрытым его опломбированный ещё в части парашют. Жуган вначале долго не мог понять, что случилось, а потом поверить в то, что произошло. Упасть с 7000 метров и остаться в жи­вых? Это из области невозможного.

Детали выяснились после того, как лейтенант Жуган вместе с кавалеристами выехал на место падения старшего лейтенанта Чиссова. Получилось так, что штурман, уже падая на землю, попал в нависший над оврагом огромный рыхлый снежный сугроб, и снег самортизировал - торможение было сильным и мягким одновременно. Правда, без осложнений не обошлось, но Чиссову опять повезло: он попал в руки замечательного врача, который и поставил его на ноги.

Как же сложилась дальнейшая судьба двадцатипятилетнего авиатора? Как опытного специалиста его направили в Ворошиловградское авиационное училище преподавателем штурманского дела. Иван Михайлович Чиссов получил звание подполковника, длительное время работал пропагандистом в Центральном Доме Советской Армии имени М.В. Фрунзе. А Николай Жуган стал генералом, Героем Советского Союза.

В январе того же 1942-го прыжок с нераскрытым парашютом совершил командир отделения одной из воздушно-десантных бригад сержант Иван Черный. И тоже остался жив.

© Десантники 8-й воздушно-десантной бригады перед посадкой в самолёт, январь-февраль 1942 г.

Дело было так. Шли учебные прыжки. По сигналу штурмана молодые бойцы покидали четырёхмоторную машину, которая шла на высоте 600 метров. И вот время прыгать командиру отделения сержанту Ивану Черному. Самолёт он покинул уверенно - имел боевой опыт, дважды десантировался в тылу врага. Но на этот раз вместо кольца почему-то рванул лямку парашюта. Скорость падения увеличивалась, а он, волнуясь, по-прежнему дергал за лямку...

Иван Черный упал в большой сугроб снега, метра полтора высотой. Получил общий ушиб тела, но травм не было. Медицина не выявила ни одного серьёзного повреждения.

В феврале 1942-го с нераскрытым парашютом «приземлился» командир звена бомбардировщиков 748-го авиационного полка (Дальняя бомбардировочная авиация) старший лейтенант Василий Гречишкин, который впоследствии даже стал лётчиком-испытателем. Его самолёт возвращался с задания ночью и был подбит под Ржевом. Командир покинул самолёт последним на полукилометровой высоте и почувствовал, что хлопка нет, скорость не уменьшается. Потом удар и всё померкло… И на этот раз лётчика спасли снег и врачи.

Кстати, к тому времени старший лейтенант Гречишкин совершил 63 боевых вылета на бомбардировку важных объектов в глубоком тылу противника, в воздушных боях и на земле уничтожил 17 вражеских самолётов.

Но не всегда падавших с нераскрытым парашютом спасал только снег. В 1944 году на подступах к Будапешту бомбардировщик, на котором стрелком-радистом летел гвардии сержант Г. Волосников, был подбит и стал падать. Было принято решение прыгать с парашютами. Однако в спешке Волосников пристяжным ремнём зацепился за сиденье, и освободиться ему удалось только на высоте 100 метров. Однако парашют, перехлёстнутый стропами, не раскрылся. Казалось бы, всё… Гвардии сержанта Волосникова спас мощный взрыв от упавшего чуть раньше самолёта - удар смягчила взрывная волна.

С нераскрытым парашютом в годы Второй мировой приземлялись не только советские лётчики. 23 марта 1944 года английский пилот - бортовой стрелок четырёхмоторного бомбардировщика Авро «Ланкастер» старший сержант Николас Олкемейд выпрыгнул из подбитого самолёта, возвращавшегося с бомбардировки Берлина на высоте 5490 метров. Парашют раскрылся, но подбитый «Юнкерсом» самолёт взорвался прямо в воздухе - огненной волной напрочь сожгло купол, а сам Николас потерял сознание.

© Британские бомбардировщики Авро «Ланкастер»

Очнулся, когда до земли оставалось несколько десятков метров. И тут обрывки строп зацепились за кроны сосен, и стрелок упал в занесённую снегом яму. Он лишь вывихнул ногу - больше никаких повреждений не было. Пилот Джек Ньюман и трое других членов экипажа, которые не смогли покинуть самолёт, погибли. А Николаса схватило гестапо. Немцы его долго допрашивали и не могли поверить, что он выпрыгнул из самолёта, по сути дела, без парашюта, пока не были найдены обломки бомбардировщика. После войны Николас работал в химической промышленности, однажды его пригласили на телевидение, где он и рассказал историю своего удивительного спасения.

Притяженье земли

В конце 60­-х годов прошлого века в газетах промелькнуло сообще­ние: десантник рязанского парашютно-­десантного полка 106-­й воздушно-десантной дивизии лейтенант Юрий Беленко выпрыгнул из самолёта на высоте 1500 метров и приземлился без парашюта… Чуть позже он, уже старший лейтенант, сам рассказывал о том случае: «Шла обычная плановая тренировка на точность приземления. В центре аэродрома уложили в виде креста два брезентовых полотнища. Самолёт забирал взвод за взводом, и вскоре в небе расцветали, будто цветы, шёлковые купола парашютов. Поднялся в воздух и мой взвод. Я проводил солдат, убедился, что все парашюты раскрылись, и нырнул с борта самолёта. Через несколько секунд за спиной у меня показался вытяжной парашютик, но основной парашют не раскрылся. На моём счету уже было около ста прыжков, поэтому самообладание меня не покинуло. Отсчитав ещё десяток секунд в свободном падении, рванул кольцо запасного парашюта.

Однако и запасной не раскрылся. А при свободном падении с большой высоты скорость достигает 40 метров в секунду. При такой скорости удар о землю без вариантов смертелен. А подо мной был бетон аэродрома… Приняв планирующую позу, я старался долететь до брезентового «креста» в месте приземления. Мои сослуживцы на земле видели, что происходит, поэтому человек пятнадцать кинулись к брезентовому кресту, подняли полотнище и бросились к предполагаемому месту моего падения.

Как мне потом рассказали, ударом брезент вырвало из рук моих товарищей, и я упал. Машина «скорой помощи» увезла меня в больницу со сломанными рёбрами и ногой, с тяжёлыми ушибами, но я остался живым».

Через три месяца лейтенант Юрий Беленко вернулся в свой десантный полк.

Через двадцать лет, в 1996 году, нечто подобное произошло с парашютистом-инструктором учебного центра ПВО старшим лейтенантом Сергеем Калинеком. Это был его 327-й прыжок, высота 1300 метров. Как рассказал сам Сергей, его подвела стропа управления парашютом ПО-9, мудрёный узел которой он, видимо, недостаточно затянул при укладке. За эту оплошность и пришлось расплатиться уже в небе: парашют, едва раскрывшись, «ушёл в закрутку», а навстречу неумолимо неслась земля. В распоряжении старшего лейтенанта оставались даже не минуты - секунды...

© РИА Новости // Бывает всякое

Он принял решение не переходить на «запаску», хотя подобный опыт имелся. Считал, что сможет приземлиться и на основном куполе. Для этого требовалось на лету развязать вторую стропу и выровнять парашют. Но парашют не покорился: купол так и не наполнился, а впереди - стремительно набегающий лес… Офицеру повезло: он угодил между разлапистых берёз, зацепился стропами, и только поэтому остался в живых. Согласитесь, не каждый день так везёт.

Но ведь бывает! Хотя специалисты подсчитали, что при падении с высоты 573 метра тело человека сталкивается с землёй на скорости 188-201 километра в час. То есть - без вариантов, выжить невозможно, и рассчитывать можно только на чудо. Так может, не всё «в руках» гравитации, может есть и другие небесные покровители?.. ■