«Не отдавайте ракеты москалям!» Почему 30 лет назад Украина отказалась от ядерного оружия и стала партнером НАТО?

30 лет назад, в феврале 1994 года, Украина присоединилась к программе «Партнерство во имя мира». Началу сотрудничества предшествовало подписание президентом Украины соглашения о передаче России советских ядерных вооружений, которое включало компенсации и гарантии безопасности для Украины. Дело в том, что после распада СССР на территории страны оказался третий по величине ядерный арсенал в мире. И тогда бывшие советские военные, присягнувшие Украине, почти сумели установить контроль над ним. Однако из-за совместного давления России и США президент Леонид Кравчук все-таки был вынужден отказаться от планов по сохранению в стране ядерных вооружений. О том, как 30 лет назад Украина могла превратиться в ядерную державу, но пошла на самую большую уступку в своей истории ради партнерства с НАТО, — в материале «Ленты.ру».

«Не отдавайте ракеты москалям!» Почему Украина отказалась от ядерного оружия
© Lenta.ru

Незадолго до распада Советского Союза, 31 августа 1991 года, СССР и США Белоруссии, Казахстана, России и Украины.

Белоруссия и Казахстан не заявляли претензий на ядерный статус, от Украины поначалу тоже не ожидали сюрпризов. Еще в декларации о государственном суверенитете, принятой Верховным Советом Украинской ССР от 16 июля 1990 года, парламентарии «торжественно» заявили о намерении «стать в будущем постоянно нейтральным государством».

Однако со временем стало понятно, что президент Леонид Кравчук не собирается просто так отдавать третий по объему ядерный арсенал в мире после США и России.

Леонид Макарович, обращаемся к вашей мудрости. Не отдавайте атомное оружие, пусть [оно] будет в стране еще 20 лет, пока наберет силу наша Украина из коллективного обращения к президенту Леониду Кравчуку в 1993 году

Так, он не только запросил компенсацию для Украины почти в три миллиарда долларов, но и предложил в качестве гарантий наделить его статусом командующего стратегическими ядерными силами до их полного вывода с территории Украины.

Ведь предупреждали вас, Леонид Макарович, не отдавайте боеголовок москалям! еженедельник «Пост-поступ» текст карикатуры, 1992 год

На станции по нейтрализации и демонтажу межконтинентальных баллистических ракет в Днепропетровске, 1 августа 1996 года

Ветер ядерных перемен

После распада СССР на территории Украины остался огромный ядерный арсенал: 176 шахтных пусковых установок с межконтинентальными баллистическими ракетами СС-19 и СС-24, около двух тысяч стратегических ядерных боеголовок, около двух с половиной тысяч единиц тактического ядерного оружия, а также 44 стратегических бомбардировщика, способных нести ядерное оружие.

В 1991 году Украина стала третьей по количеству боеголовок — после России и США — ядерной державой

Оказавшийся на ее территории советский арсенал превосходил ядерные запасы Великобритании, Франции и Китая вместе взятых.

Но ни США, ни Россия не собиралась создавать из Украины новую ядерную сверхдержаву. Белоруссия и Казахстан, на чьих территориях после распада СССР также оказалось советское ядерное оружие, не предъявляли на него никаких претензий, и от Украины ждали аналогичных действий.

Это были тем более обоснованные ожидания, что в декларации Украинской ССР 16 июля 1990 года «О государственном суверенитете» декларировалось намерение стать в будущем «постоянно нейтральным государством, которое не принимает участия в военных блоках и придерживается трех неядерных принципов: не принимать, не производить и не приобретать ядерного оружия».

Безъядерный статус неоднократно подтверждался и в документах Верховного Совета уже независимой Украины

Впрочем, скоро выяснилось, что все это была лишь конъюнктурная позиция части украинских элит.

Чернобыльская АЭС после взрыва и пожара в четвертом реакторе 26 апреля 1986 года

После трагедии на Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС) в 1986 году в Украинской ССР были очень сильны антиядерные настроения. Как Сергей Плохий, выступления против ядерной энергетики стали началом создания национально-демократической партии «Народный рух» и мобилизации национально ориентированной части украинского общества против Советского Союза.

Украинцы были склонны согласиться с планом избавления от ядерного оружия государственный секретарь США

Инициатор антиядерной поправки в декларации «О государственном суверенитете» Иван Драч, первый руководитель «Народного руха», предлагал ее лишь в рамках противостояния коммунистическому большинству в еще советской Верховной Раде. «Тезис о нейтральном статусе Украины и отказе от ядерного оружия был направлен в первую очередь на развал Советского Союза, в составе СССР Украина не могла стать ни безъядерной, ни нейтральной», — .

Украинская переменчивость

Сразу заявить свои амбиции на советское ядерное оружие Украина не могла и даже, казалось, пошла навстречу пожеланиям России и западных стран. В декабре 1991 года уже в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ) Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан подписали Соглашение о совместных мерах в отношении ядерного оружия.

Согласно соглашению украинская сторона брала на себя обязательство присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в качестве неядерного государства и до 1 июля 1992 года должна была вывезти все тактическое ядерное оружие в Россию. До полной ликвидации ядерное оружие на территории Украины оставалось под контролем президента России.

Это отвечало устоявшейся советской норме, по которой республиканские власти не имели никакого отношения к ядерному оружию, находившемуся под полным контролем союзного центра. И даже в случае физической замены обслуживающего персонала коды запуска все равно оставались у российского руководства.

Конечно, это было чисто номинальное ядерное оружие на ее территории, поскольку так называемая «ядерная кнопка» по-прежнему находилась в руках России. Однако в долгосрочной перспективе это не имело большого значения с учетом больших месторождений урана на Украине, впечатляющих технологических навыков и производственных мощностей — в частности, производства ракет Сергей Плохий профессор украинской истории и директор Института исследований Украины в Гарвардском университете

Сопредседатели «Народного руха» Михаил Горынь и Иван Драч (слева направо), 1 марта 1992 года

Однако уже 12 марта 1992 года президент Украины Леонид Кравчук объявил о приостановке вывоза в Россию тактического ядерного оружия.

В силу сложившейся политической нестабильности и неразберихи мы не можем быть уверены, что вывозимые нами ракеты уничтожаются, а не попадают в недобрые руки Леонид Кравчук президент Украины

«Украина считает мощности завода по уничтожению ядерных арсеналов, расположенного в России, недостаточными. Поэтому у нее есть право иметь аналогичное предприятие на своей территории. Оно может взять на себя и переработку отходов от атомных электростанций республики», — заявил политик.

А уже 5 апреля того же года Леонид Кравчук и вовсе подписал указ, по которому 43-я ракетная и 46-я воздушная армии, укомплектованные ядерными ракетами и стратегическими бомбардировщиками — носителями ядерным бомб, были включены в состав Вооруженных сил Украины. Министерству обороны Украины было предписано укомплектовать ракетные части только украинскими военнослужащими.

Под административным контролем новых властей Украины неожиданно оказались ядерные силы, хотя коды запуска ракет по-прежнему оставались в России. Надлежащее обслуживание крайне деликатных и сложных ядерных боеголовок становилось все более затруднительным

При этом ситуация какое-то время еще балансировала на грани нормальности.

В мае 1992 года США, Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан подписали Лиссабонские соглашения, по которым, в частности, Украина должна была в короткие сроки присоединиться к ДНЯО в качестве неядерного государства.

Однако в реальности украинская сторона всячески саботировала ратификацию этих соглашений, а в декабре 1992 года Министерство иностранных дел (МИД) Украины и вовсе разослало всем аккредитованным посольствам меморандум по вопросам ядерной политики. В нем Украина ставила вопрос о «праве собственности на все компоненты ядерных боеголовок (...) дислоцированных на ее территории».

Уничтожение ядерной ракетной шахты СС-24 на военной базе в городе Первомайске Николаевской области, 29 сентября 1998 года

На состоявшихся в январе 1993 года переговорах по статусу ядерного оружия Украина вновь заявила о своих правах на боеголовки. Принципиальная недоговороспособность, отказ от ранее взятых на себя обязательств, неспособность сформулировать устойчивую переговорную позицию не только до крайности осложнили переговорный процесс, но и вовсе ставили под угрозу глобальную безопасность.

В стратегическом смысле ни одна другая внешнеполитическая проблема не заслуживает вашего внимания или времени больше, чем проблема советского ядерного потенциала после распада страны. Ситуация, напоминающая югославский сценарий при наличии 30 тысяч ядерных боеголовок, представляет невероятную опасность для американского народа. Люди это знают и спросят с нас, если мы не отреагируем адекватно Джеймс Бейкер государственный секретарь США

Киевские ястребы

Радикализм украинских политиков в вопросе обладания ядерным оружием дошел до крайности в 1993 году: в апреле группа из 162 депутатов Верховной Рады выпустила заявление, в котором требовала признать Украину ядерным государством.

В июле парламентарии подавляющим большинством голосов приняли подготовленную МИД Украины программу «Основные направления внешней политики Украины». В документе говорилось, что в силу исторических обстоятельств Украина стала собственником ядерного оружия, но тут же обещала никогда его не применять. Анатолий Зленко, тогдашний министр иностранных дел, по этому поводу предложил невероятную формулу: «Украина имеет уникальный статус: республика не является ядерным государством, но она имеет ядерное оружие».

Верховная Рада, нужно сказать, занимала довольно-таки жесткую позицию в отношении требований США как по сокращению количества, так и по выводу ядерного арсенала из нашей страны. Поэтому я был только исполнителем воли высшего руководства государства Анатолий Зленко министр иностранных дел Украины

В реальности, впрочем, все было куда проще. Уже тогда украинская политика была насквозь наполнена радикалами, которые хотя и принадлежали к разным группам, но в целом все выступали за сохранение страной ядерного арсенала.

Одна из групп объединилась вокруг генерал-майора Владимира Толубко, бывшего командующего 46-й ракетной дивизией. Ее представители были уверены, что только наличие ядерного оружия гарантирует Украине стратегическую устойчивость. Националисты в целом солидаризировались с военными, но видели ядерное оружие не просто инструментом сдерживания, а важнейшим элементом реализации внешнеполитических амбиций и объединения население на патриотических началах.

Характерно, что представители военной и политической номенклатуры опасались, что рано или поздно в России укрепятся «имперские устремления» и она попытается поглотить Украину. При этом они совершенно игнорировали, что обо всем этом думают в США и европейских странах.

Но хотя МИД Украины и выступал за ядерный статус страны, однако скорее это была переговорная позиция, занятая с целью увеличения возможных бонусов в будущем

Дипломаты прекрасно понимали настроения в западном полушарии и знали, что в случае отказа сдать ядерное оружие, Украина фактически оказалась бы в международной изоляции.

Вопрос фактически стоял так: либо отказ от ядерного оружия и признание Украины полноправным членом мирового сообщества, либо его сохранение и вероятность мировой изоляции. Запад, в первую очередь Соединенные Штаты, настаивал на том, чтобы ядерный потенциал СССР сконцентрировался в одних руках — в России Анатолий Зленко министр иностранных дел Украины

В конечном счете эту позицию : они считали, что от ядерного оружия можно и нужно отказаться, но только при получении политических и экономических преференций со стороны России и США.

Следует беспокоиться в первую очередь о хлебе, а не о ядерном оружии Леонид Кучма президент Украины

Единство с НАТО

К тому времени США возглавили создание организации по безопасности, связанной с НАТО, под названием «Партнерство ради мира».

Партнерство было открыто для постсоветских стран и означало, что Украине предлагался еще один стимул отказаться от ядерных вооружений в виде гарантий безопасности

Интересно, что в 1994 году тогдашний президент России на встрече с президентом США предлагал даже принять Россию в НАТО. Хотя тогда США не поддержали российскую инициативу, а после отношения сторон лишь ухудшались, в начале 1990-х годов у России и США были общие позиции по ряду вопросов, в том числе и по Украине.

Как вспоминал бывший заместитель министра иностранных дел Украины Александр Чалый, на его памяти позиции Соединенных Штатов и России по украинскому вопросу редко совпадали, однако вопрос ядерного оружия стал исключением: «Это был первый и чуть ли не единственный случай, когда США и Россия выступали единым фронтом. Причем лидером в давлении на Украину были именно Соединенные Штаты. Россия играла вторым номером».

Не исключаю, что в случае, если бы Украина, Белоруссия или Казахстан упорствовали, Россия получила бы карт-бланш от Запада на использование военной силы, чтобы изъять или взять под контроль ядерный потенциал в бывших союзных республиках Александр Чалый заместитель министра иностранных дел Украины

Все дело в том, что сразу после распада СССР многие ракеты с ядерными боеголовками по-прежнему были направлены на Соединенные Штаты и европейские страны. Для западных политиков была неприемлема ситуация, когда отдельные части бывшего Советского Союза продолжали владеть частями его смертоносного арсенала и таким образом угрожали безопасности.

Первоначально американские и российские дипломаты пытались убедить украинскую сторону по-хорошему отказаться от ядерного оружия, а когда этого сделать не удалось, США пошли на крайние меры.

Уже в ноябре 1993 года НАТО пригрозила исключить Украину из программы «Партнерство ради мира», если она и дальше будет блокировать процесс ядерного разоружения

А 12 января 1994 года президент США Билл Клинтон по дороге в Москву решил сделать короткую остановку в Киеве.

Вечер, мороз, снег. Практически все украинское руководство во главе с президентом Леонидом Кравчуком выстроилось для встречи высокопоставленного гостя. Air Force One вскоре вырулил параллельно с красной дорожкой, Леонид Кравчук вышел для встречи Билла Клинтона, но прождал еще 25 минут, пока тот все же решил выйти из самолета.

Смысл послания был вполне очевиден, но Билл Клинтон решил его закрепить и прямо пригрозил Украине блокадой, если та не откажется от ядерных амбиций и не передаст ядерное оружие России.

Мы были на грани экономической блокады и международной изоляции Леонид Кравчук президент Украины

Президент США Билл Клинтон, президент России Борис Ельцин и президент Украины Леонид Кравчук (слева направо) после церемонии подписания Договора о выводе ядерного оружия с украинской территории, Москва, 15 января 1994 года

Стадия принятия

США и Россия ясно давали понять, что является условием для развития отношений с Украиной. Угроза отлучения от западного мира сыграла свою роль. Уже через два дня, 14 января 1994 года, президенты России, США и Украины Борис Ельцин, Билл Клинтон и Леонид Кравчук подписали трехстороннее заявление о порядке передачи России ядерных боеголовок с территории Украины, о компенсации и гарантиях безопасности Украины.

3 февраля 1994 года после интенсивных переговоров и совместного давления России и США Верховная Рада ратифицировала Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1) и Лиссабонский протокол. А уже через несколько недель, 8 февраля 1994 года, Украина подписала рамочный документ программы НАТО «Партнерство во имя мира».

Я задавал оппонентам вопрос: против кого нацелено наше оружие? Если поставить задачу перекодирования ракет, то нужно выбрать объект, на который они будут направлены. К примеру, мы определим объект. А какова будет реакция, если на нас никто ничего не направил, поскольку коды остались еще от бывшего СССР, а мы определим себе «врага» и направим на него свои ракеты? Каковы будут реакция в мире и отношение к Украине? Леонид Кравчук президент Украины

Причем следует понимать, что эта программа военного сотрудничества стран НАТО с постсоветскими республиками предусматривала совместные учения и миротворческие операции. Определенный шаг в сторону сближения с альянсом, но без каких-либо намеков на присоединение к нему Украины. Однако угроза отлучения от нее оказалась достаточной для того, чтобы Киев отказался от своих ядерных амбиций.

Финальную точку в вопросе стороны поставили 5 декабря 1994 года в Будапеште. В соответствии с подписанным там представителями России, Украины, Великобритании и США меморандумом великие державы в обмен на отказ Украины от ядерного оружия подтверждали свои обязательства уважать ее суверенитет и независимость, воздерживаться от угроз, политического или экономического принуждения. Подписанты взяли на себя обязательства консультироваться в случае возникновения ситуации, затрагивающей элементы Будапештского меморандума.

Интересно, что Будапештский меморандум не был юридически обязывающим международным договором и вступал в силу сразу, без процесса ратификации. Причем именно американская делегация настаивала на том, чтобы в меморандуме не было даже намека на юридические гарантии, которые потребовали бы ратификации документа

Как вспоминал участник переговоров с украинской стороны и тогдашний заместитель министра иностранных дел , после выработки окончательного варианта текста меморандума встал вопрос относительно используемых формулировок. «"Заверений" (assurances) либо "гарантий" (guarantees). Мы настаивали на том, что должны быть "гарантии". В конце концов, согласились, что в английском тексте будут "заверения", а в украинском и русском — "гарантии"», — объяснял дипломат.

Такие юридические нюансы фактически не давали Украине каких-либо юридических гарантий на случай внешней угрозы. Другие страны гарантировали лишь свои заверения и обещания действовать в рамках правил .

Перед подписанием Будапештского меморандума украинский дипломат признался своим визави из США, что его страна «не питала иллюзий по поводу того, что русские будут неукоснительно выполнять подписанные соглашения» Сергей Плохий профессор украинской истории и директор Института исследований Украины в Гарвардском университете

Американские солдаты на позициях во время командно-штабных учений Cooperative Neighbour-1997 на Яворовском полигоне во Львовской области, 10 июля 1997 года

Уже в марте 1994 года, еще до официального подписания Будапештского меморандума, с Украины начали вывозить стратегическое ядерное оружие.

Процесс неизменно шел с опережением графиков, и уже летом 1996 года Украина окончательно избавилась от ядерных боеголовок. После этого страна передала России также тяжелые бомбардировщики и уничтожила пусковые шахты для межконтинентальных баллистических ракет

Постсоветский период ядерного оружия Украины закончился.

Сейчас представители украинского военного и политического истеблишмента любят говорить о том, что, имей их страна ядерное оружие, Россия никогда бы не поддержала пророссийские выступления на юго-востоке Украины в 2014 году и не начала специальную военную операцию в 2022 году. Однако эта линейная логика лишена всякого смысла.

Дело в том, что уже в начале 1990-х годов позиция всех великих держав состояла в том, что Украина должна отдать советское ядерное оружие. Для достижения этой цели вариант ввода российских войск для эвакуации ядерного арсенала не то что не был маргинальным, а вполне мог получить поддержку Соединенных Штатов.

Ядерное оружие, находившееся на территории Украины, было чужим, российским оружием — «кнопка» в России, производство в России. Мы ничего не могли сделать с этим оружием Леонид Кравчук первый президент Украины

Разрушенная ракетная шахта СС-24 недалеко от города Первомайска в Николаевской области, 30 октября 2001 года

Если бы Украина попыталась взять ядерное оружие под своей контроль, она столкнулась бы с серьезным противодействием не только России, но также США и европейских стран. Без их поддержки, следовательно, Украина не получила бы экономическую помощь и не начала бы военное сотрудничество с НАТО в 1994 году.

***

Разоружение было практически неизбежным, сохранить ядерный статус Украина могла лишь в формате тотальной изоляции от всего развитого мира.

Но даже в этих условиях Украина сумела добиться существенных для себя политических и экономических уступок: получила помощь от США в размере 500 миллионов долларов, улучшила свои позиции в переговорах по энергетическим вопросам с Россией, а также сумела присоединиться к важной на тот момент программе сотрудничества с НАТО.

Хотя выгоды для Украины оказались краткосрочными, поскольку довольно быстро были растрачены, эпопея с отказом страны от ядерного статуса до сих пор может служить положительным примером международного сотрудничества, ведь в результате сложнейших переговоров их участники пришли к решениям, которые приветствовало все мировое сообщество