Бешеная страсть в древнерусских письмах

Некоторые грамоты совершили подлинный переворот в представлениях о русской женщине и семейных делах древности.
Бешеная страсть в древнерусских письмах

Открытие берестяных грамот сложно переоценить. Как судились, как готовились к хозяйственным работам и торговали, как любили горожане – маленькие кусочки березовой коры сообщают нам о переживаниях давно забытых людей. А некоторые грамоты совершили подлинный переворот в представлениях о русской женщине и семейных делах древности. Кое в чем наши предки были очень похожи на нас.

Если летописцы сообщают читателю о вещах необычайных, которые казались авторам важными для сохранения о них памяти — походах князей, эпидемиях, делах церковных или астрономических явлениях, — то берестяная грамота приоткрывает тайны повседневной жизни, казавшейся современнику ничем не примечательной и не достойной описания. Сегодня, по данным специализирующегося на берестяных грамотах лингвиста А. А. Гиппиуса, грамоты обнаружены в 12 городах (Псков, Тверь, Торжок и др.) — всего почти 1200 экземпляров, и больше всего (1089) — в Великом Новгороде, где почва позволяет бересте сохраняться тысячелетиями.

Многолетние исследования историков и филологов (А.В. Арциховский, А. Гиппиус, А. Зализняк и др.) показали, что грамотность на Руси распространилась быстро: уже в начале 11 века было достаточно много умеющих читать и писать людей, для которых письмо — повседневное дело. Археологи, помимо грамот, написанных бедными и богатыми, детьми и взрослыми, обнаружили многочисленные писала, или стилосы, для выцарапывания текста на бересте (крайне редко использовали чернила). Эти инструменты находят и в специальных кожаных футлярах для ношения на поясе. То есть писали жители Руси часто и по самым разным поводам. Письма, как правило, прочитывали, разрывали (чтобы скрыть содержание от посторонних) и выбрасывали. А сегодня их находят археологи и нередко удивляются прочитанному.

>>Лолита: соблазн для королей и поэтов

Одним из самых больших сюрпризов, еще когда грамоты только были обнаружены, были те, что написали женщины. Прежде предполагалось, что в средневековом русском обществе они не были активными участниками социальной и экономической жизни, ни писать, ни читать не умела, тем более если это, например, не княжеская дочь, а простая горожанка. Но грамот, написанных женщинами или им адресованных, множество. Самым невероятным оказалось и содержание этих текстов.

Едва ли прежде можно было подумать, что мужчина 14 века, находящийся на полевых работах, мог просто послать небольшое письмо жене с обычной бытовой просьбой: «От Бориса к Настасье. Как придет эта грамота, пришли мне человека на жеребце, потому что у меня здесь дел много. Да пришли рубашку, рубашку забыл». Вот и все. Жена читала и отправляла рубашку.

Или, например, кто бы мог раньше представить, что новгородец второй половины 13 в. может напрямую сделать предложение девушке? Эта грамота очень простая и понятная: «От Микиты к Маланье. Пойди за меня — я тебя хочу, а ты меня, а на то свидетель Игнат Моисеев…». Нам становится понятно, что молодая девушка могла в ряде случаев и сама определять свою судьбу, прочтя такое предложение, направленное лично ей (что было бы лишено смысла, если бы эта девушка была полностью во власти родителей).

>>Секс в Средние века

После свадьбы женщина тоже не оказывалась под абсолютной властью мужа, ничем не защищенная. Несколько грамот прямо указывают на защиту женщины ее братьями или даже мужчинами, связь которых с пишущей не установлена. В числе таких одна из самых первых обнаруженных в Новгороде грамот (№ 9), написанная в конце 12 в.: «От Гостяты к Василю. Что мне дал отец и родичи дали впридачу, то за ним. А теперь, женясь на новой жене, мне он не дает ничего. Ударив по рукам [в знак новой помолвки], он меня прогнал, а другую взял в жены. Приезжай, сделай милость». Женщина вышла замуж за человека бесчестного, захватившего ее приданое и бросившего жену ради другой, и теперь потерпевшая просит заступничества.

Есть и грамоты, говорящие о моральной власти жены над мужем — это нередко и в современном обществе, но из-за устойчивых стереотипов кажется удивительным для Средних веков. Одна из таких грамот написана в 1380—1400 гг. и даже начинается со слова «Наказ»: «Наказ Семену от жены. Утихомирил бы ты [всех] попросту и ждал бы меня».

Лингвист А. А. Зализняк так объясняет ее содержание: жена «наказывает», то есть весьма настоятельно рекомендует мужу остановить какой-то разгоревшийся конфликт и ждать ее, а уж она разберется со всеми по существу. А заканчивается грамота фразой, обращенной женой к мужу и соответствующей принятым нормам этикета, хотя и противоречащей тону послания: «А я тебе челом бью» (то есть кланяюсь с огромным уважением).

>>Фритьоф Нансен: зоолог, лыжник, филантроп

Самая удивительная женская грамота была написана в 1100—1120 гг. В ней мы видим потрясающую палитру любовных переживаний — ожидание, обида, опасение утраты любимого и совершенно безумная для письма 12 века страсть.

«Я посылала к тебе трижды. Что за зло ты против меня имеешь, что в это воскресенье ты ко мне не приходил? А я к тебе относилась как к брату! [прим.: это совсем не то же самое, как если бы сегодня девушка сказала юноше, что относится к нему как к брату, для 12 в. это сильное признание, указание на тесную, почти кровную связь. Женщина хочет сказать, что относится к мужчине как к представителю своего рода, очень дорогому человеку] Неужели я тебя задела тем, что посылала [к тебе]? А тебе, я вижу, не любо. Если бы тебе было любо, то ты бы вырвался из-под [людских] глаз и примчался… [разрыв] теперь где-нибудь в другом месте. Отпиши же мне про… [разрыв] Никогда тебя не оставлю… Буде даже я тебя по своему неразумию задела, если ты начнешь надо мною насмехаться, то судит тебя Бог и моя худость [прим.: то есть «я]. Такая страсть, такое чувство выражает женщина! И это в 12 веке!

Поразительна эта грамота и тем, на какую высоту ставит себя женщина (даже говорит о том, что любовника за нанесенную ей обиду судить будут совместно Бог и она), а главное — драматической историей, которую можно восстановить по этому письму. У женщины были отношения с мужчиной, такие, которые он вынужден был скрывать, что, видимо, действительно было ему не любо, и приходить он перестал. Это, очередное из серии ее настойчивых посланий, было разорвано им на 4 куска, два из которых были скручены получателем и, должно быть, с неприязнью выброшены на мостовую, где и были найдены археологами.

Число берестяных грамот, еще ожидающих своего обнаружения, достигает, как считают археологи, десятков тысяч. Сегодня мы имеем только малую часть, и нас ждет еще много удивительных открытий и, вероятно, новых любовных драм.

Комментарии
Комментарии