Как вы тупеете в интернете и кому это выгодно

Массовая интернет-зависимость создает благоприятную среду для кибервойн. Объясняем, почему разработчикам пора давать собственную «клятву Гиппократа».
Как вы тупеете в интернете и кому это выгодно

Как меняет наше поведение сериал «Черное зеркало», этот беспощадный гротеск о будущем, где информационные технологии изуродовали человеческие отношения? Да никак. После просмотра очередной серии вы пишете восторженный пост в фейсбуке и надолго сгорбливаетесь над айфоном, подсчитывая лайки и отвечая на комментарии.

Наше время можно сравнить с периодом истории, когда вред от курения был еще не доказан: знаменитости рекламируют сигареты, врачи сообщают об их пользе, а противники табака считаются чудаками. Но некоторые мои знакомые уже начали ограждаться от коммуникационных благ: спрятали от детей планшеты, отключили интернет на смартфоне, удаляются из мессенджеров и социальных сетей. Остальные кивают — правильно, нужно избавляться от интернет-зависимости! — но сами пока не решаются, виня в отсутствии силы воли самих себя. А зря.

Фото Эрика Пикерсгилла из проекта «Удаленные»

В мире цифровых технологий массовые потребности создаются примерно так же, как в общепите: чтобы прямоходящий безостановочно ел, еда должна быть жирной. Если жир дискредитирован, не беда — на смену ему спешат лошадиные дозы сахара. Чувство пресыщения позабыто, перекусы между завтраком и обедом стали обычным делом.

Не существует четкого графика, по которому мы получаем лайки или твиты, — проверка новых уведомлений происходит беспорядочно, в тревожной атмосфере: ну сколько уже? а этот уже лайкнул? а тот? Это дофаминовое поощрение, и поступает оно нерегулярно и непредсказуемо, заставляя нас безвольно обновлять ленту снова и снова в надежде на новую дозу.

Кто же эти злодеи, которые превращают нас во взвинченных обжор, тупеющих от бесконтрольного потребления постов и видеороликов?

Их много. К примеру, Нир Эйяль, консультирующий на этот счет крупнейшие соцсети. «Хотите зацепить ваших пользователей? Сводите их с ума!» — советует он. Соцсети удовлетворяют те же потребности, что романы или ТВ, объясняет Эйяль, а ругают их лишь потому, что всё новое ругают всегда — не страшно, потом вы смиритесь. Слово «зависимость» у него почти под запретом — только «привычка». Ничего не напоминает?

Фото Эрика Пикерсгилла из проекта «Удаленные»

Спасительный голос разума прозвучал с неожиданной стороны — против бездумного потребления в Сети восстал Тристан Харрис, сотрудник Google, занимавший должность «философа продукции».

«Наше поколение обращается к телефону всякий раз, когда оказывается перед любым бытовым выбором: с кем затусить, что ответить, что думать о том и этом, что важно, что не важно. А если мы доверяем наши базовые мысли гаджетам, мозговых имплантов можно уже не бояться — это они и есть», — говорит Харрис.

Он предлагает всем нам переосмыслить происходящее и предпринять хоть что-нибудь, прежде чем мы в своих VR-очках провалимся в сингулярность, оставив планету на попечительство нейросетям.

Сам Харрис уже давно распределил по папкам все свои мобильные приложения, у которых больше одной функции, и спрятал эти папки от себя самого на второй экран айфона. Отключил почти все уведомления, оставив лишь те, что приходят от живых людей.

Однажды просветленный поездкой на Burning Man, Тристан Харрис выдал обстоятельную презентацию с призывом «минимизировать отвлекающие элементы и уважать внимание пользователей». Одна из главных её мыслей: никогда ранее в истории человечества решения горстки дизайнеров, работающих в трех компаниях, так сильно не влияли на интересы миллиардов людей. «Это требует от нас высочайшей ответственности», — обращается Харрис к коллегам.

Коллеги Харриса выслушали, но на его предложение — привнести в индустрию моральные нормы — лишь пожали плечами. В результате Харрис уволился из Google и, обнадеженный притоком сторонников (среди которых оказался и создатель кнопки like Джастин Розенштейн), возглавил инициативу под названием Time Well Spent, что-то вроде софтверной комиссии по морали, где главным врагом считаются пустая трата времени и рассеянное внимание. Развитие инициативы Харрис видит в том, чтобы сделать ее знаком качества и сертифицировать софт по признакам этичности.

Фото Эрика Пикерсгилла из проекта «Удаленные»

Наблюдая за происходящим из Украины, проще всего назвать Харриса впечатлительным паникером, озабоченным ничтожной проблемой, — нам бы их заботы. Но если вникнуть, информационная булимия несет Украине больше угрозы, чем кому-либо.

Гарвардский профессор Стивен Пинкер, идеолог концепции долгого мира, использует украинский пример как доказательство невозможности новой мировой войны. По Пинкеру, в прошлом конкуренция американских, европейских и российских интересов в Украине уже привела бы к большой войне с миллионами смертей. Сегодня же ТВ и интернет «сокращают причины для начала крупномасштабной войны».

Мы вправе допускать, что мировой войны до сих пор не случилось, поскольку сегодня значительная часть боевых действий перешла в киберпространство. Победа Трампа почти что признана российской спецоперацией. Весьма в духе советских асимметричных ответов времен холодной войны: вспомним угрозу взрыва «ведра с гвоздями», запущенного русскими на околоземную орбиту, чтобы переубедить американцев развертывать там систему дорогостоящих военных спутников. Сегодня же в роли ведра выступают некие «хакеры», а информационных гвоздей в нем гораздо больше, чем Трамп способен натвитить за свою жизнь.

Публика с интересом изучает гвозди, делится ими друг с другом и самозабвенно спорит об их происхождении. Но информационные вбросы — простые, короткие — как те гвозди продолжают сыпаться и достигают цели с помощью соцсетей, чьи создатели не руководствуются этикой.

Будь у Харриса почитателей больше, чем у Ассанжа, все могло бы сложиться иначе. Но этика — не из тех идей, что цепляют и сводят с ума. И потому прогноз Пинкера сбывается: Крым уже оккупирован, но мировой войны пока нет — мир скроллит дальше.

Комментарии
Комментарии