Любовь, которой все цвета покорны

В XVIII веке во французских и испанских колониях в Америке сложилась особая система отношений мужчин и женщин под названием пласаж.
Любовь, которой все цвета покорны

В XVIII веке европейские колонисты отправлялись в Америку одни – дамы не желали обрекать себя на жизнь в тяжелых условиях, да и женщины на корабле все еще считались плохим знаком. Белые мужчины стали сожительствовать с местными негритянками. Но речь шла вовсе не о любви за деньги – европейцы содержали девушек, оставляли им наследство и даже признавали своих смешанных детей. В XIX веке потомки подобных связей, опасаясь расправы Ку-Клукс-Клана, стали скрывать свое прошлое, но легенды гласят, что у многих черных есть белокожие предки.

>>Судьба детей Льва Троцкого

Одинокие мужчины

В XVIII веке во французских и испанских колониях в Америке сложилась особая система отношений мужчин и женщин под названием пласаж. Слово это с французского переводится как «размещение». Отправляясь колонизировать далекие земли, белые мужчины не брали с собой дам. Отчасти потому, что еще бытовали суеверия о женщинах на корабле, приносящих несчастья. Отчасти — из-за нежелания самих европеек приспосабливаться к непростым условиям жизни в новых колониях. Некоторых француженок государство отправляло туда почти насильно — их называли «женщинами для удобства». В 1719 году Франция отправила в Луизиану 209 уголовниц, а также молодых женщин-сирот, которых прозвали «дочерьми короля». Но все эти меры не смогли в корне изменить ситуацию.

>>Вместо LOL и OMG: модные аббревиатуры Серебряного века

Многоженцы

Не имея возможности жениться на белых женщинах, колонисты принялись искать контактов с местными — негритянками и изредка потомками индейцев. Те, в свою очередь, особенно и не сопротивлялись, потому что такой своеобразный брак с белым мужчиной мог обещать им лучшую жизнь. Тем не менее, такие женщины вовсе не становились проститутками — они были кем-то вроде наложниц. Вскоре ситуация достигла таких масштабов, что французские и испанские монархи задумались. Опасаясь чрезмерного кровосмешения и исчезновения белой расы в американских колониях, они побороли суеверия и стали присылать туда европейских женщин. Именно тогда и проявила себя система пласажа: белые женились на белых, но продолжали содержать нескольких цветных любовниц.

>>«Апофеоз войны» Верещагина: история картины

Положение в обществе

Положение в обществе таких наложниц было неоднозначным. Дети от смешанных браков были официально признаны, хотя и имели меньше наследственных прав, чем законнорождённые. Если цветная любовница была рабыней, то ей иногда покупалась свобода. Женщины очень быстро приноровились и занялись инвестициями, стараясь обеспечить будущее детям. После смерти мужчины содержанка и ее семья могли получить около трети имущества покойного. Некоторые колонисты даже делали своих детей-мулатов главными наследниками. Женщины и дети могли брать себе фамилию белого колониста. Со временем потомки детей от смешанных браков заняли высокие политические посты в Новом Орлеане и стали основой афроамериканского среднего класса.

К 1788 году около 1500 чернокожих женщин жили с белыми мужчинами. Чаще всего богатые женатые креолы жили на плантации вместе с белой семьей. При этом они заводили дома в городе — один для общения с белой элитой, а другой — для своей цветной содержанки и ее детей. Некоторые цветные женщины даже содержали собственных рабов и плантации. Иногда в качестве рабов указывались родственники женщины, которым она намеревалась подарить свободу, скопив достаточно денег. Детей от смешанных браков поначалу отправляли в школы во Францию — в Новом Орлеане образование для них не было предусмотрено.

Квартеронские балы

Для знакомства белых мужчин с темнокожими устраивались специальные квартеронские балы. На таких мероприятиях девушки могли найти себе богатого покровителя, не становясь проститутками. К концу XVIII века развилась целая система настоящих соглашений. Мать будущей любовницы обсуждала с европейцем компенсацию, которую получала ее семья. Чаще всего это были выплаты родителям, определенные суммы для самой содержанки, а также вопрос признания отцовства будущих детей. Многие из таких соглашений были даже крепче настоящих браков. Когда белый мужчина умирал, то женщина могла поступить на содержание к другому. Если европеец уезжал обратно на родину, то чаще всего он продолжал финансово поддерживать свою цветную сожительницу.

Упадок системы

Система пласажа пришла в упадок после Луизианской покупки в 1803 году. Французский и испанский языки были запрещены, а цветное и белое население официально не имели различий в правах. Пласаж постепенно утратил свое признание в обществе и скатился до уровня обычной уличной проституции. Новые колонисты ждали от местных женщин лишь физических контактов и не желали признавать детей. Пласаж как система вскоре вовсе перестал существовать, а все письма и свидетельства связей между белыми мужчинами и цветными девушками сжигали, опасаясь мести Ку-Клукс-Клана. На рубеже XIX — XX вв. креольские историки Чарльз Гайарре и Альц Фортье писали, что на самом деле цветные женщины просто соблазнили белых мужчин, сбив их с пути истинного.

Комментарии
Комментарии