Недетская игра

Варваре Кутузовой всего 13 лет, а она уже состоявшийся исполнитель и лауреат международных конкурсов.
Недетская игра

В воскресенье, 22 января на сцене Белоколонного зала княгини Шаховской «Геликон-Оперы» выступит необычный музыкант. Варваре Кутузовой всего 13 лет, а она уже состоявшийся исполнитель и лауреат международных конкурсов, выступающая наравне со взрослыми. МОСЛЕНТА встретилась с ней и решила узнать подробнее о том, чем живет юная пианистка.

В программе выступления Варвары 13 произведений. Для сольного концерта в «Геликон-опере» были выбраны композиторы-романтики: восемь «Фантастических пьес» Шумана, этюд-картина и прелюдия Рахманинова, «Игра воды» Равеля, а также «Баркарола» и «Арагон из Испанской сюиты №1» Альбениса. Эти пьесы сложны и технически, и для понимая, ведь публика не станет слушать пианиста, механически нажимающего на клавиши. Но Варвара в себе уверена и готова провести 55 минут на сцене без антракта.

С нашей героиней мы встретились в Центральной музыкальной школе, где она учится с утра и до позднего вечера. И так с 4 лет, а с 4,5 лет добавились регулярные выступления. Выглядит юное дарование как самая обычная девочка-школьница: джинсы, свитерок, модный чокер из разноцветных бусинок на шее, много улыбается и отшучивается в ответ на стандартные вопросы.

О счастье и нервах

— Сразу скажи вот что: волнуешься перед концертом?

Ну нет. Я никогда не волнуюсь. Так было даже на самых первых моих концертах. Не понимаю, зачем это делать, если мне все равно выходить на сцену и выкладываться там по полной программе.

— Ты так уверена в себе или обладаешь железными нервами?

Думаю, в моем случае все дело именно в железных нервах. Ну и до концерта часа за два-три перестаю есть, натощак у меня все лучше получается.

— А что для тебя игра? Кайф от процесса, желание понравиться?

Я получаю от музыки огромное удовольствие. И еще, выходя на сцену, стараюсь сделать так, чтобы людям, которые меня слушают, стало приятно, чтобы они получились радость, удовольствие. Мне совершенно не важно количество этих людей, мне все равно, большой зал или маленький. Главное — это то, что во время игры происходит со всеми нами.

О времени и упорстве

— Ты играешь каждый день? Бывает, что садишься за инструмент «для души»?

О, я занимаюсь каждый день по много часов. Для души, увы, играть не успеваю. Более того, мне и для тренировки не всегда хватает времени. Знаете, как проходит обычно мой день? Я встаю около шести утра, еду к 8:30 в Центральную музыкальную школу, где у меня и музыкальные, и общеобразовательные уроки, занимаюсь примерно часов до трех, затем иду на специальность, и только в пять отправляюсь домой, до которого мне добираться часа два — живу-то я в Перово. Дома я тоже занимаюсь часа два-три, а уже потом делаю уроки.

Варвара Кутузова во время концерта классической музыки в Муниципальном театре в Рио-де-Жанейро.

— И как только ты все успеваешь...

Ну, вот так. Впрочем, сейчас, пока у меня много концертов, я с разрешения преподавателей школу пропускаю. Но, поверьте, все сдаю на пятерки и четверки! Мне очень помогает мама. Мы с ней можем очень интенсивно заниматься по школьным предметам, целыми днями. А еще у меня очень хорошая память.

— А может, учителя тебя просто жалеют?

Если бы! Иногда они мне по пятьдесят с лишним страниц наизусть задают!

О призвании

— Ты помнишь себя «домузыкальную»?

Помню! Я помню, что тогда мои родители только переехали в Москву, здесь они занимались музыкой и брали меня везде с собой, потому что девать меня было некуда. Я ходила с ними на уроки, на концерты, на мастер-классы. А еще помню, как однажды они взяли меня, двухлетнюю, на оперу, а билетерша на входе начали шипеть, что, мол, если я хоть раз вякну, нас выгонят. В итоге я просидела от начала и до конца спектакля с открытым ртом. Я обожала музыку! Так что неудивительно, что папа вскоре решил отдать меня в музыкальную школу.

— Сразу на фортепиано?

Да. Мне нравились многие инструменты, но этот — особенно. Родители рассказывали, как я, еще совсем маленькая, постоянно подходила к нему и тыкала пальцем на клавиши. Так что решение папы и мамы отдать меня в ЦМШ я встретила с восторгом.

— И ни разу об этом решении не пожалела?

Нет. Вот ни разу! Даже несмотря на то, что мне из-за всего этого редко удается выспаться.

— Музыка — это же колоссальный труд...

Ну, понимаете, без труда я бы не выходила на сцены Рио-де-Жанейро, Любляны, Ниццы, не играла бы c Чикагским симфоническим оркестром, с Национальным оркестром радио и телевидения Словении, с «Виртуозами Москвы». Но, в первую очередь, музыка — это, конечно, удовольствие. А удовольствие стоит любого труда.

Варвара Кутузова выступает на гала-концерте лауреатов I Международного конкурса молодых пианистов Grand Piano Competition.

— И как ты справляешься с неудачами? Бывали же наверное не самые удачные моменты.

Когда у меня что-то не получается, я просто начинаю работать дальше. Плакала я, кажется, только один раз, вот совсем недавно, когда играла концерт Шумана с оркестром. Тогда я была не совсем здорова, накануне поднялась высокая температура, сбить ее не получалось никакими лекарствами. На сцену я вышла с 37,9. Все прошло успешно, но во время игры я чувствовала, как отнимаются руки — даже не болят, а именно отнимаются. И это было так страшно, что я расплакалась! Никогда бы не хотела испытать такое еще раз, хоть это и был колоссальный опыт.

О друзьях и скакалках

— У тебя есть друзья, не имеющие отношения к музыке?

Немного, честно говоря. Несколько подружек во дворе, с которыми мы встречаемся раза два в год, да и то летом, когда нет занятий. Я ведь почти не выхожу никуда, да и мне с ними не всегда просто общаться, потому что мы по-разному мыслим и интересуемся совершенно разными вещами. Им не интересна классическая музыка, а я мало что понимаю в их разговорах, потому что не успеваю смотреть современные фильмы и слушать модных исполнителей. Так что я почти всегда не в теме. Но мне совершенно не обидно, мы все равно уважаем друг друга.

— Но ведь должно же быть у тебя какое-то простое «девочковое» хобби?

Конечно! Я очень люблю читать, кататься с родителями на велосипедах. Люблю заниматься спортом, но не бегом, а всякими отжиманиями, приседаниями, подтягиваниями. Могу двести раз прыгнуть через скакалку. А еще обожаю играть в карты и танцевать!

— А погулять? Вот взять, и просто так пройтись по Москве, по своим любимым местам? Они у тебя, к слову, есть?

Это случается редко, но бывает. Мне очень нравится Старый Арбат, Тверская, районы возле Большого зала Консерватории и Зала Чайковского, в которые я часто езжу, места около других концертных залов, где проходили мои концерты.

— Все снова вертится вокруг музыки.

Ну, да. Но ведь это и есть моя жизнь.

О звездах и мечтах

— Ты чувствуешь себя звездой?

Совсем нет, потому что это хотя и приятно, но очень вредно! Главное ведь не слава.

— Но признание для музыканта — это важно, согласись. Чье признание, кстати, для тебя важнее всего? Родителей? Педагогов?

Публики и тех отдельных людей, которых я очень уважаю. Дениса Мацуева, например, или Владимира Спивакова. Они — настоящие профессионалы в музыке. (Варвара завоевавала на конкурсе Дениса Мацуева Grand Piano Competition специальный приз от художественного руководителя «Геликон-Оперы» Дмитрия Бертмана - ред.).

Владимир Спиваков и Варвара Кутузова.

— Ты и сама настоящий профессионал. Кстати, свою программу для ближайшего концерта ты выбирала сама?

Все мои программы составляет мой преподаватель – Мира Алексеевна Марченко. Я занимаюсь у нее с четырех лет, и она меня знает лучше, чем я сама себя знаю, а потому ее программы мне всегда и по рукам, и по голове, то есть по мозгам, и по душе.

— Но есть ли что-то, что ты сама мечтаешь сыграть?

Мне кажется, каждый пианист мечтает исполнить концерты Чайковского, Рахманинова и Прокофьева. Но до всего этого мне еще надо дорасти. Я все это сыграю, но позже, лет через десять-пятнадцать, когда, как я надеюсь, я стану исполнителем мирового уровня.

— А сейчас ты ощущаешь еще ребенком или уже взрослым человеком?

Я уже точно не ребенок, по крайней мере в музыке… Хотя еще будучи маленькой я стремилась играть как взрослая. Да и в обычной жизни я перестала ощущать себя ребенком лет с девяти, когда победила в Международном конкурсе пианистов «Astana Piano Passion», после чего у меня начались очень важные концерты и в России, и заграницей. Я тогда выросла буквально за считанные дни.

Комментарии
Комментарии