Опричники Ивана Грозного

3 февраля 1565 года Иван Грозный подписал указ об опричнине, открыв одну из самых мрачных страниц отечественной истории.
Опричники Ивана Грозного

3 февраля 1565 года Иван Грозный подписал указ об опричнине, открыв тем самым одну из самых мрачных страниц отечественной истории.

Изначально этим довольно безобидным термином называли часть государственных земель, находившихся в непосредственном управлении царя, однако вскоре слово «опричнина» приобрело зловещий оттенок и стало также обозначать комплекс репрессивных мер, предпринятых Иваном IV с целью усиления монаршей власти. «Опричниками» же окрестили верных исполнителей царской воли, готовых по первому зову государя разобраться с неверными.

Выглядели опричники довольно жутко: они облачались в темные одеяния, подобные монашеским рясам, а на шеях их коней болтались отрубленные собачьи головы. Другим «фирменным знаком» преданных слуг Ивана Грозного стали метлы, закрепленные на кнутовище.

Подобная символика не была случайной: голова пса символизировала собачью преданность государю и способность хорошенько «покусать» всех неугодных ему подданных, метафорическая метла же должна была вымести из избы под названием «Русь» ненужный сор.

Малюта Скуратов

Имя этого человека стало нарицательным: так до сих пор зачастую называют самых отпетых негодяев. Малюта Скуратов считался главным опричником Ивана Грозного, самым верным его прислужником, способным совершить любые злодеяния на радость царю-батюшке.

Настоящее имя знаменитого душегуба — Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский. Нежным же прозвищем «Малюта», согласно одной из выдвигаемых историками версий, он был награжден за невысокий рост.

Немец Генрих Штаден, волею судеб ставший одним из опричников Ивана Грозного, довольно нелестно отзывался в воспоминаниях как о государственном строе в целом, так и Малюте в частности. «Этот был первым в курятнике», — так писал иностранец о Скуратове.

Афанасий Вяземский

После конфликта царя с протопопом Сильвестром и окольничьим Алексеем Адашевым и падения авторитета «Избранной рады», Вяземский быстро вошел в доверие к Грозному. Афанасий стал настолько близок Ивану IV, что последний соглашался принимать медикаменты исключительно из его рук.

Однако музыка играла недолго: Вяземский вскоре оказался в центре придворных интриг. В 1570 году его обвинили в предательстве и нещадно пытали. Именно во время жестоких экзекуций вчерашний опричник и скончался.

Алексей и Федор Басмановы

Для некоторых «государевых людей» опричнина стала семейным делом. Например, Алексей Басманов и его сын Фёдор сообща трудились на благо Ивана Васильевича.

Согласно мемуарам упомянутого Генриха Штадена, Грозный и вовсе «предавался разврату» с младшим Басмановым. Доподлинно неизвестно, всем ли словам немца можно верить, однако свидетельство остается свидетельством, поэтому вовсе игнорировать подобные показания нельзя.

Мнения других современников о Басмановых также были довольно своеобразными. Например, Андрей Курбский, которого принято считать одним из первых русских эмигрантов, называл Алексея «маньяком и погубителем как самого себя, так и Святорусской земли».

Василий Грязной

«Из грязи в князи» — именно по этому общеизвестному принципу развивалась карьера Грязнова. По словам самого царя, Василий был «мало что не в псарях» у князя Пенинского в провинциальном Алексине. Однако Грязнову удивительно повезло: городок вошёл в опричные владения Ивана IV, и бывший слуга низшего ранга смог поступить на государеву службу.

С тех пор дела Василия Грязнова пошли в гору. Он стал одним из любимейших опричников Грозного и начал творить беззаконие вместе со Скуратовым и Вяземским. Но и к Грязнову Иван Васильевич довольно быстро потерял интерес: когда бывший приближённый оказался в плену, царь даже не стал его выкупать.

Комментарии
Комментарии