Переводчики зарубежных сказок

Переводчики, которые познакомили маленьких советских и российских читателей с Гадким утенком и Алисой в Стране чудес.
Переводчики зарубежных сказок

АННА И ПЕТР ГАНЗЕНЫ

«Жизнь сама по себе является самой прекрасной сказкой», — говорил Ханс Кристиан Андерсен. Эта фраза стала известной и в России — благодаря земляку писателя Петру Ганзену. Андерсен и Ганзен познакомились еще в студенческие годы в Копенгагене.

Позже Петр Ганзен приехал в Россию по работе — здесь он сотрудничал с Северным Телеграфным обществом.

Уроженец Датского королевства выучил русский язык, перевел на датский «Обыкновенную историю» Ивана Гончарова, а затем произведения Льва Толстого.

Русскую литературу Ганзен обогатил сказками Андерсена. Позже обрусевший датчанин обрел и соавтора — он стал заниматься переводами с супругой Анной Васильевной.

Первыми слушателями и критиками датских сказок в русском переводе стали четверо детей Ганзенов. Кроме Андерсена, супруги переводили Генрика Ибсена и Кнута Гамсуна, Сёрена Кьеркегора и Карин Микаэлис.

«Наконец они дошли до спальни: потолок напоминал верхушку огромной пальмы с драгоценными хрустальными листьями; с середины его спускался толстый золотой стебель, на котором висели две кровати в виде лилий. Одна была белая, в ней спала принцесса, другая — красная, и в ней Герда надеялась найти Кая. Девочка слегка отогнула один из красных лепестков и увидала темно-русый затылок. Это Кай! Она громко назвала его по имени и поднесла лампу к самому его лицу. Сны с шумом умчались прочь; принц проснулся и повернул голову... Ах, это был не Кай!» (Отрывок из сказки «Снежная королева»)

НИНА ДЕМУРОВА

Со сказочным миром математика Чарльза Доджсона, который писал под псевдонимом Льюис Кэрролл, русские читатели познакомились еще до революции.

В России книга вышла в 1879 году — под названием «Соня в царстве дива», без указания автора.

Позже о путешествиях Алисы рассказывал Владимир Набоков под псевдонимом Сирин, еще один из переводов приписывают писателю Михаилу Чехову.

В 1966 году за книгу взялась литературовед Нина Демурова. Произведение показалось ей очень сложным для перевода — из-за авторской игры слов.

Демурова не пыталась сделать историю Кэрролла и ее героев «более русскими». Она сохранила не только дух английской сказки, но и уникальный стиль автора.

Перевод Нины Демуровой признали образцовым, и ее приняли в почетные члены Общества Льюиса Кэрролла в Британии и США.

В 1978 году «Алису» в переводе Демуровой выпустило издательство «Наука» — в знаменитой серии «Литературные памятники».

«...Когда Кролик вдруг вынул часы из жилетного кармана и, взглянув на них, помчался дальше, Алиса вскочила на ноги. Ее тут осенило: ведь никогда раньше она не видела кролика с часами, да еще с жилетным карманом в придачу! Сгорая от любопытства, она побежала за ним по полю и только-только успела заметить, что он юркнул в нору под изгородью.В тот же миг Алиса юркнула за ним следом, не думая о том, как же она будет выбираться обратно» (Отрывок из сказки «Алиса в Стране чудес»)

НОРА ГАЛЬ (ЭЛЕОНОРА ГАЛЬПЕРИНА)

Русский — один из 180 языков, на котором переводчики всего мира пересказывали философскую притчу о Маленьком принце.

Антуан де Сент-Экзюпери написал эту историю в 1942 году. В тот же год в СССР Нора Галь впервые попробовала себя в искусстве перевода.

До этого она семнадцать раз поступала в разные институты, в 1935 году окончила, наконец, Московский педагогический. Защитила диссертацию по творчеству Артюра Рембо и работала в журнале «Интернациональная литература».

«Пусть не всегда полностью, пусть в отрывках мы узнавали Кафку, Джойса и Дос Пассоса. Колдуэлл и Стейнбек, Генрих и Томас Манны, Брехт и Фейхтвангер, Жюль Ромэн, Мартен дю Гар и Мальро — вот какими встречами мы обязаны журналу». (Нора Галь)

Одна из таких судьбоносных встреч произошла и с книгой Экзюпери. Нора Галь прочитала «Маленького принца» на французском и захотела познакомить с историей своих друзей.

Она перевела текст и вскоре решила опубликовать его. Рукопись приняли лишь в шестом по счету журнале — «Москва», в 1959 году.

Однако вскоре работа с Экзюпери и Сэлинджером, Харпер Ли и Камю сделала Нору Галь мастером художественного перевода, известным не только в СССР, но и за рубежом.

«Я хотел бы начать так: «Жил да был Маленький принц. Он жил на планете, которая была чуть побольше его самого, и ему очень не хватало друга...». Те, кто понимает, что такое жизнь, сразу бы увидели, что все это чистая правда». (Отрывок из повести-сказки «Маленький принц»)

САМУИЛ МАРШАК

Для взрослых Самуил Маршак переводил Уильяма Шекспира, Роберта Бёрнса, Роберта Стивенсона. А для детей — сказки разных народов: норвежские и чешские, монгольские и литовские, английские и шотландские.

Переводить с английского Маршак начал во время обучения в Лондонском университете, и делал это столь успешно, что удостоился звания почетного гражданина Шотландии.

Самуил Маршак находил общие сюжеты в сказках разных уголков мира: «Трудно установить, какому народу эти сюжеты принадлежат. Сюжет «Старуха дверь закрой!» я встречал в английском фольклоре, в латышском и украинском».

Вернувшись в Россию, Маршак организовал детский театр в Краснодаре и писал пьесы для юных зрителей.

Спустя 130 лет после рождения Самуила Маршака его стихи по-прежнему популярны у маленьких читателей, а один из крупных театральных фестивалей носит его имя.

ЛИЛИАННА ЛУНГИНА

Шведского «мужчину в самом расцвете сил» советскому читателю впервые представила Лилианна Лунгина. Ее детство прошло в Европе и Палестине, французский и немецкий языки Лунгина знала с детства.

После возвращения в СССР она поступила в Московский институт философии, литературы и истории, зачем защитила диссертацию в Институте литературы имени А.М. Горького.

Со студенческих лет Лунгина хотела заниматься переводами, однако французские и немецкие авторы ей не доставались: у коллег-переводчиков эти языки были очень популярными.

Помогла институтская практика, где Лунгина изучила шведский, датский, норвежский. Она стала искать книги для перевода в скандинавской литературе. Так судьба свела Лиллианну Лунгину с проказником, живущим на крыше.

В 1961 году в Советском Союзе вышли «Три повести о Малыше и Карлсоне». Книгу мгновенно раскупили, а цитаты из текста «ушли в народ».

Когда Астрид Линдгрен приезжала в Москву, она встретилась с Лилианной Лунгиной, потом они долгие годы переписывались.

После оглушительного успеха Карлсона, Лунгина представила маленьким читателям Пеппи, Рони и Эмиля из Лённеберги. Взрослым переводила Августа Стриндберга, Генрика Ибсена, и — как мечтала в начале своей карьеры — немцев и французов: Генриха Бёлля и Фридриха Шиллера, Бориса Виана и Эмиля Ажара.

«…Малыш лежал на полу в своей комнате и читал книгу, когда снова услышал за окном какое-то жужжание, и, словно гигантский шмель, в комнату влетел Карлсон. Он сделал несколько кругов под потолком, напевая вполголоса какую-то веселую песенку. Пролетая мимо висящих на стенах картин, он всякий раз сбавлял скорость, чтобы лучше их рассмотреть. При этом он склонял набок голову и прищуривал глазки.— Красивые картины, — сказал он наконец. — Необычайно красивые картины! Хотя, конечно, не такие красивые, как мои». (Отрывок из сказочной повести «Малыш и Карлсон»)

ИРИНА ТОКМАКОВА

Питер Пэн, Нильс и муми-тролли — за переводы историй о непоседливых мальчишках и далеких потомках скандинавских троллей Ирина Токмакова взялась случайно.

После окончания филфака МГУ она работала гидом-переводчиком и однажды сопровождала группу иностранцев, среди которых был швед. Он услышал, что Токмакова цитирует шведского поэта, и позже прислал ей сборник народных песенок.

Ирина Токмакова перевела их для своего сына, но ее муж — иллюстратор «Мурзилки» — отнес их в редакцию. Первые стихи поэтессы-переводчика были опубликованы в журнале в 1961 году.

Позже Ирина Токмакова перевела на русский истории Мио и Нильса Астрид Линдгрен, Питера Пэна Джеймса Барри, Кролика Питера Беатрис Поттер и других детских любимцев.

«Все дети, кроме одного-единственного на свете ребенка, рано или поздно вырастают. Венди знала это наверняка. Выяснилось это вот каким образом. Когда ей было два года, она играла в саду. Ей попался на глаза удивительно красивый цветок. Она его сорвала и побежала к маме. Наверное, Венди в этот момент была очень хорошенькая, потому что мама, миссис Дарлинг, воскликнула:— До чего жаль, что ты не останешься такой навсегда!Только и всего. Но с этого момента Венди знала, что она вырастет. Человек обычно догадывается об этом, когда ему исполнится два года…» (Отрывок из сказочной повести «Питер Пэн»)

БОРИС ЗАХОДЕР

Сопелки, Пыхтелки и Шумелки, без которых сегодня трудно представить русского Винни-Пуха, — вольное творчество Бориса Заходера, который заменил «маленькие мозги» медвежонка на опилки.

Заходер был не первым переводчиком Алана Милна на русский язык. Главы «Винни-Пуха» были опубликованы еще в февральском номере «Мурзилки» за 1939 год.

Автор того перевода остался не назван. Спустя почти двадцать лет Заходер наткнулся на статью о повести Милна в энциклопедии.

Писатель вспоминал: «Это была любовь с первого взгляда: я увидел изображение симпатичного медвежонка, прочитал несколько стихотворных цитат — и бросился искать». Заходер тут же взялся за перевод. Точнее, как он подчеркивал, — за пересказ.

«Винни-Пух первым делом подошел к одной знакомой луже и как следует вывалялся в грязи, чтобы стать совсем-совсем черным, как настоящая тучка. Потом они стали надувать шар, держа его вдвоем за веревочку. И когда шар раздулся так, что казалось, вот-вот лопнет, Кристофер Робин вдруг отпустил веревочку, и Винни-Пух плавно взлетел в небо и остановился там — как раз напротив верхушки пчелиного дерева, только немного в стороне». (Отрывок из повести-сказки «Винни-Пух и все-все-все»)

К моменту встречи с Пухом писатель уже выпустил не один сборник своих стихов для детей, которые высоко оценили Корней Чуковский и Лев Кассиль.

Но главным увлечением всей жизни Бориса Заходера были произведения Иоганна Вольфганга Гёте. Писатель называл Гёте «мой тайный советник» и переводил его стихи на протяжении многих лет.

Комментарии
Комментарии