Ювелиры, которые работали на русских царей

Когда говорят о ювелирах императорского двора, первым вспоминают Карла Фаберже, однако почетное звание придворного ювелира носили и другие мастера.
Ювелиры, которые работали на русских царей

Иеремия Позье

Любимец трех императриц, Позье прославился тем, что изготовил большую императорскую корону к восшествию на престол Екатерины II в 1762 году. Ей же короновались все последующие императоры вплоть до Николая II. Составленная из двух полушарий, которые символизировали соединение Востока и Запада, корона украшена 4936 индийскими бриллиантами общим весом в 2858 карат, 75 жемчужинами и увенчана крупной шпинелью. При этом вес ее не так уж велик ‒ чуть меньше 2 кг, а изготовлена она была в рекордно короткие сроки ‒ за 2 месяца.

Позье был большим мастером огранки камней, в первую очередь алмазов, что весьма ценили его венценосные покровительницы ‒ Анна Иоанновна, Елизавета Петровна и Екатерина II. При них двор блистал в буквальном смысле слова. В своих воспоминаниях о жизни в России Позье отмечал, что «бриллиантов придворные дамы одевают изумительное множество» и «даже в частной жизни никогда не выезжают, не увешанные драгоценными уборами».

В Россию швейцарец Позье попал еще ребенком ‒ по легенде, они с отцом пришли в Петербург пешком по приглашению родственника, состоявшего хирургом при дворе Петра I. Отец вскоре умер, а мальчик попал в обучение к французскому гранильщику бриллиантов Граверо. В 21 год у Иеремии Позье уже была собственная мастерская, которая на протяжении четверти века обслуживала двор и аристократию. Любопытно, что, помимо усыпанных алмазами табакерок, пряжек, брошей, орденов, шпилек для высоких дамских причесок, Позье изготавливал более дешевые украшения для не столь состоятельных заказчиков. Часть драгоценных камней в них заменялась граненым стеклом с подложкой из цветной фольги, но так искусно, что разницы при дворе никто не замечал.

Династия Болин

Когда в конце XIX ‒ начале XX века в императорской семье выдавали замуж великих княжон и собирали приданое, столовое серебро заказывали Фаберже, а драгоценности ‒ Болину. Уже этот факт говорит о степени доверия к фирме и эксклюзивности заказов.

Болины ‒ одна из старейших ювелирных династий. Фирму в Петербурге основал в 1796 году выходец из Саксонии Андрей Ремплер, которому удалось стать придворным ювелиром императоров Павла I и Александра I. Его дело продолжили зятья ‒ немец Эрнст Ян и швед Карл Эдуард Болин. Имя последнего фирма сохранила до наших дней ‒ незадолго до революции один из его потомков, Василий Болин, захватив образцы и эскизы, отправился в Германию для организации филиала в курортном Бад-Хохенбурге, где любила отдыхать европейская знать. Но началась Первая мировая война, он задержался в Европе и, возвращаясь через Стокгольм, договорился с местным банкиром о создании фешенебельного магазина, на открытии которого присутствовал шведский король Густав V. Через год грянула русская революция, и петербургская фирма закрылась, а шведское отделение «Болин» до сих пор остается поставщиком драгоценностей Его Королевского Величества.

Болины славились изысканными и весьма дорогими украшениями. Когда в 1870 году ювелирам вручали очередную премию на всероссийской выставке, формулировка была «за совершенную чистоту ювелирной работы, искусный подбор камней и изящество рисунков, при долговременном существовании фирмы». К сожалению, именно поэтому сохранилось крайне мало их произведений ‒ большевики разыскивали их, вооружившись изъятыми бухгалтерскими книгами, вынимали камни и продавали по отдельности. Одно из сохранившихся украшений принадлежит сейчас английской королеве Елизавете II ‒ бриллиантовая диадема с крупными жемчужными подвесками была сделана для великой княгини Марии Павловны, супруги младшего брата Александра III. После революции с помощью английских дипломатов ее удалось вывезти из России, затем ее приобрела английская королева Мария, супруга Георга V и бабушка нынешней королевы.

Фирма И. П. Сазикова

Одна из фирм, основанных еще в конце XVIII века, заявила о себе на Всемирной выставке 1851 года в Лондоне. Но в отличие от имевшего там же успех Болина, Игнатий Сазиков представил национальный «русский стиль».

Изначально серебряная мастерская была основана в Москве и производила все виды серебряной утвари ‒ от маленьких ложек для соли до церковных окладов и даже иконостасов. Предметы были разного художественного и ценового уровня ‒ от совсем простых до эксклюзивных, предназначавшихся для императорского двора и выставок. Самым известным из династии был Игнатий Сазиков, сын основателя фирмы. За мастерство его называли «русским Бенвенуто Челлини». И именно он придумал использовать формы старинной русской посуды и крестьянские мотивы, положив начало направлению, невероятно популярному в ювелирных изделиях второй половины XIX века.

К работе Сазиков привлекал крупных художников и скульпторов. Например, к бракосочетанию великого князя Константина Николаевича (младшего брата Александра II) фирма выполнила серебряный сервиз с византийскими орнаментами, дизайн которого разрабатывал Федор Солнцев ‒ художник-археолог, специалист по древнерусскому искусству. А в создании кабинетной скульптуры с тройкой лошадей участвовал Евгений Лансере.

Магазины и фабрики фирмы существовали до начала 1887 года, а затем перешли фирме Хлебникова.

Фирма И. П. Хлебникова

Фабрика золотых, серебряных, бриллиантовых изделий Ивана Хлебникова имела не очень долгую историю (она была основана в 1871 году), но была популярна и числилась поставщиком не только российского, но также нидерландского, датского, черногорского, сербского княжеских и королевских дворов. Главным направлением производства был «русский стиль», причем мастера особо славились умением воспроизводить в серебре фактуры других материалов ‒ дерева, лыка, ткани. Плетеные корзинки с накинутой льняной салфеткой, выполненные целиком из серебра, выглядели как «настоящие». Большое внимание уделялось и эмали ‒ письменные приборы, портсигары, табакерки покрывались старинными многоцветными узорами. Практически каждый предмет был сделан с фантазией ‒ солонка в форме трона, посуда, повторявшая древние ковши и братины, чернильницы в виде терема, самовар в виде петуха с чашками на курьих ножках. Популярны были рюмки, которые можно было поставить на стол только перевернутыми (на дне красовались скульптуры пляшущих крестьян). В декоре дорогих подарочных изделий использовались сюжеты русской истории ‒ сцены жизни Сергия Радонежского, Ивана Грозного.Фирма Хлебникова часто выполняла заказы Кремля ‒ ее мастера создали иконостас Благовещенского собора Кремля и церковную утварь для храма Христа Спасителя.

Фирма П. А. Овчинникова

Фирма считалась одним из законодателей мод на дореволюционном ювелирном рынке. Основавший ее Павел Овчинников вышел из крепостных и получил вольную за большие способности к рисованию. Изделия фирмы были выполнены в «русском стиле», но имели свои особенности. Главной заслугой фабриканта было возрождение и развитие эмальерного дела. Ковши и иконные оклады украшала тончайшая эмаль по скани ‒ узор на поверхности предмета создавался с помощью тонкой витой серебряной нити, а образованные ячейки заливались цветной эмалью. Еще более сложной была впервые использованная на фабрике Овчинникова «витражная» эмаль: не имея жесткой основы, на просвет она выглядела как оконный витраж в готическом соборе. Использовали мастера и древнюю технику черни (или ниелло), с помощью которой создавались гравированные изображения с видами Кремля и московских соборов. Одним из самых значимых заказов фирмы был роскошный серебряный с золочением иконостас Успенского собора Московского Кремля.Еще одним важным новшеством была основанная Овчинниковым школа при фабрике, где на протяжении пяти-шести лет талантливых молодых людей учили золотому и серебряному делу. Среди фабрикантов XIX века он одним из первых понял важность художественного образования.

Фирма «Кейбель»

Ювелирная династия выходцев из Германии работала в Петербурге с конца XVIII века. Мастера изготавливали ювелирные украшения из золота с бриллиантами для царского двора, в том числе малую императорскую корону для венчания на царство императрицы Александры Федоровны, супруги Николая I. Но самой известной их продукцией стали наградные знаки, которые фирма производила во второй половине XIX века. С 1841 года Вильгельм Кейбель, а следом его сын и внук стали единственными официальными изготовителями орденов для Капитула (в царской России – госорган, ведающий орденами и медалями) и оставались ими до конца XIX века. Несмотря на строгий регламент, Вильгельм Кейбель внес изменения в форму некоторых знаков ‒ до него на орденах св. Александра Невского и св. Станислава орлы изображались с опущенными крыльями, он же развернул их вверх, как на монетах того времени. Помимо золотых орденов высших степеней, Кейбель делал металлические знаки, производство которых было поставлено на поток. На рубеже веков у «Кейбеля» появился серьезный конкурент ‒ фирма «Эдуард», назначенная вторым официальным поставщиком Капитула, и к 1910 году производство прекратилось.

Комментарии
Комментарии