Егор Дружинин: «Танцуйте на здоровье»

Известный хореограф и режиссер Егор Дружинин рассказал, почему ушел из «Танцев на ТНТ» и бросил ставить номера звездам, о своей новой постановке и современном эстрадном танце.
Егор Дружинин: «Танцуйте на здоровье»

– Егор, Вы признавались, что покинули «Танцы на ТНТ» из-за личных переживаний за своих воспитанников. На телешоу «Танцуют все» у вас уже другая история?

– На проекте «Танцуют все» в роли судьи мне не надо быть наставником. Я могу помочь участникам советом, но не отвечаю за них так, как это было в «Танцах на ТНТ».

Конечно, судьба участника в «Танцах» зависела от многих факторов, но стратегия, выбор хореографов для номеров и сами номера зависели полностью от меня.

И каждый раз, когда что-то не получалось, я чувствовал свою ответственность за это. В проекте канала «Россия» такой ответственности нет, и я чувствую себя гораздо легче и свободнее.

– Расскажите о Вашем проекте «Всюду жизнь» – это не мюзикл и не балет. Как бы Вы охарактеризовали свою постановку?

– Это спектакль без слов, или спектакль в жанре физического театра. В этой постановке хореография – язык, на котором разговаривают персонажи. Причем говорят активно – спорят, ругаются, мирятся, признаются друг другу в любви.

– Эстрадная хореография принципиально отличается от театральной?

– Конечно. Ближе всего к эстраде балетная хореография. Не по школе и не по стилю, а по задаче. Великие балетные хореографы прошлого не скрывали, что в первую очередь стремились развлечь театральную публику.

Сюжет был необходимой частью балета, но многие номера оставались вставными, не имевшими к сюжету прямого отношения. В мюзикле хореография, по идее, должна подчеркивать драматургию.

В современных балетах хореография бывает абстрактной, а сами балеты – зачастую бессюжетные. Мне нравится, когда хореография передает действие, потому что, на мой взгляд, действие – это самое главное на сцене. Тогда герой постановки в танце борется, страдает, переживает, празднует и т. д., и зрителю это очевидно.

На эстраде же все иначе. Там нет действия, но есть необходимость развлечь, удивить. Хореография на эстраде должна быть самодостаточной, интересной, актуальной и модной.

– Балет – это сформировавшийся жанр. А современный танец – есть ли там свои законы, ограничения?

– Современный танец, или contemporary, на самом деле, уже зарекомендовал себя, как академический жанр. На этом языке говорят танцовщики и на балетной сцене, в перформансах, экспериментальных постановках. Он пробрался и в кино, и на ТВ. Не гнушается им и эстрада.

Пожалуй, на сегодняшний день это самый демократичный вид танца, потому что не подразумевает никакой длительной специальной подготовки. В нем нет установленных стандартов или канонов. Он не требует особенной стати, изящности у танцовщика, правильного телосложения, идеальных пропорций. Достаточно хорошо координироваться и иметь тренированное тело.

Я не большой поклонник этого направления, но когда подобная хореография оказывается в руках, а точнее, в ногах хорошего танцовщика, когда она придумана и исполнена музыкально, выразительно, талантливо, то выглядит более, чем убедительно.

– Почему Вы перестали ставить танцевальные номера отечественным звездам?

– Потому что мне интересно заниматься театром. Это занятие вдумчивое, требующее серьезной подготовительной работы. Мне было бы тяжело совмещать эти два дела.

Мою хореографию не всякий хорошо станцует – я требовательный и ценю качество. А коллективы наших звезд укомплектованы, и менять составы балетов у меня, как у приглашенного хореографа, права нет. Поэтому я решил сконцентрироваться на том, что мне, как постановщику, приносит больше удовлетворения. Хотя в свое время те коллективы звезд, которыми я занимался, были лучшими.

– Можно ли воспитать танцора, или это талант танцевать?

– Без таланта к танцу хорошего танцовщика не получится!

– А если у человека нет музыкального слуха, но прекрасная пластичность?

– Да танцуйте на здоровье. Сейчас многие танцовщики ни музыки не слышат, ни считать не привыкли. А некоторые хореографы сначала ставят, а потом «подставляют» под движения музыку.

В моем случае это неприемлемо, потому что у меня хореография продиктована исключительно музыкой, под которую я ставлю.

Танцовщику можно ориентироваться на ритм, а не на музыку, в крайнем случае, на партнеров. Главное, чтобы слух и чувство ритма были у постановщика.

– А что для Вас самое главное в танце?

– Смысл.

- Где сегодня могут реализовать себя молодые хореографы?

– Сейчас гораздо больше возможностей, чем раньше. Я в свое время делал многое, чтобы поменять лицо эстрадного и современного танца в России, привить зрителю симпатию к мюзиклу, доказать, что хореограф – это профессия, достойная уважения.

Теперь у нас на эстраде много танцующих звезд, и коллективов, с которыми можно работать, экспериментальных театров, школ, балетных трупп. Есть, где пробовать свои силы.

Новичкам будет все равно нелегко. У нас сфера приложения сил по-прежнему не такая, как на Западе. Любому таланту пробивать себе дорогу в танце сложно, но тот, кто не готов к трудностям, занимается не своим делом.

– Как Вы думаете, почему люди так любят танцевать?

– Люди по-разному творчески выражают себя. И любому художественному ремеслу нужно учиться. Но никакое занятие не может быть таким спонтанным, эмоциональным и жизнерадостным, как танец. И ни одно из них в момент, когда ты творишь, не дарит тебе такое чувство безграничной свободы.

Праздник для любого танцовщика наступает тогда, когда он танцует, сочиняет, репетирует – занимается своим любимым делом, своим ремеслом. Пусть вам сопутствует удача, и все травмы и болячки обходят вас стороной.

Комментарии
Комментарии