Отечественные кинозвезды, которых переозвучивали

Когда отечественные актеры дублируют зарубежных – это дело привычное. Но мы зачастую не замечаем, как не своими голосами говорят наши же актеры в отечественных лентах.
Отечественные кинозвезды, которых переозвучивали

Когда отечественные актеры дублируют зарубежных – это дело привычное. Но мы зачастую не замечаем, как не своими голосами говорят наши же актеры в отечественных лентах. А случается, артисты и поют чужими голосами. Почему так происходит? Кому это надо?

Попасть в губы – всегда непросто

Причины могут быть разные. Например, актер занят в картине на знакомом ему, но неродном языке. Классический пример – легендарная картина Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром!» (1975), в которой польская актриса Барбара Брыльска сыграла ленинградку, преподавателя русского языка и литературы Надю Шевелеву.

Барбара знает русский язык, но говорит на нем с сильным акцентом. Актриса, правда, как-то обмолвилась, что вроде бы должна была играть учительницу польского языка, но потом сценарий переписали. Так или иначе, как известно, дублировала ее Валентина Талызина, а пела Алла Пугачева.

А бывает и так: актер и язык хорошо знает, и поет неплохо, но его все же озвучивают другой артист и певец-профессионал. Так случилось с Натальей Варлей в «Кавказской пленнице…» (1966), где она говорила голосом Надежды Румянцевой, а пела за нее Аида Ведищева.

И все потому, что Наталья была тогда цирковой артисткой-эквилибристкой и в кино ранее не снималась (если не считать малюсенькие эпизоды в короткометражке «Новогодний праздник отца и маленькой дочери» и в картине «Формула радуги», где у Варлей даже не было слов).

Речь у нее не была по-актерски поставлена, и при озвучивании не получалось «попасть в губы». Так что Гайдай вынужден был призвать на помощь профессионалов. При этом все трюки Наталья выполняла без дублеров: ныряла в ледяную речную воду и даже едва не погибла, когда вела машину, еле успев затормозить у самого обрыва.

Голосовая «подмена», конечно, расстроила молодую актрису, но Гайдай ее успокоил, сказав, что просто хочет, чтобы роль получилась безупречной. И даже пообещал, что, если у Румянцевой получится не лучше, то оставят голос самой Варлей. Но у более опытной Надежды Васильевны все получилось хорошо – так, что зритель ничего не заметил. И Варлей на Румянцеву совсем даже не обиделась.

Кстати, Надежда Румянцева озвучивала Наталью Варлей и в другом фильме Леонида Гайдая – в «12 стульях» (1971). Сама же Надежда Васильевна никогда не рассказывала об этом, в отличие от певицы Аиды Ведищевой, которая во всех интервью непременно сообщала: «Всеми любимую песенку про медведей пела именно я!»

В тех же «12 стульях» за Арчила Гомиашвили, игравшего Остапа Бендера, говорит другой актер Юрий Саранцев, а поет Валерий Золотухин. Почему так? По одной версии, актер не смог прийти на озвучивание из-за болезни, по другой, его заменили из-за грузинского акцента, по третьей, Гайдаю попросту не нравился голос Арчила.

При этом Гайдай не предупредил Гомиашвили о замене (согласитесь, первые версии маловероятны), и тот счел это за предательство, жутко обидевшись. После чего актер и режиссер были в ссоре несколько лет. Заметим, что почти в каждом фильме Леонида Иовича хоть один из актеров, но был переозвучен.

Звук, окрашенный любовью

И это «фишка» многих режиссеров: любят они «жонглировать» голосами. В фильме Георгия Юнгвальда-Хилькевича «Д’Артаньян и три мушкетера» (1978) не своими голосами говорят сразу несколько актеров: Игорь Старыгин, Ирина Алферова, Александр Трофимов, Владимир Долинский, Валентина Клименко. Но за двух героев еще и поют другие артисты. Голос Арамиса (Игорь Старыгин) – Игорь Ясулович, а поет Владимир Чуйкин из ансамбля «Коробейники».

Почему? Официальная опять же версия такова: во время съемок получился брак по звуку, поэтому его пришлось записывать заново. Но, скорее всего, дело в том, что у Старыгина был небольшой дефект дикции: он немного шепелявил, и Юнгвальд-Хилькевич деликатно попросил у Старыгина разрешения на эту замену. К чести Ясуловича, он никогда не упоминал об этом.

Констанцию Бонасье в фильме сыграла Ирина Алферова, но говорила она не сама, а голосом Анастасии Вертинской. Пела же Елена Дриацкая. Поначалу на роль Констанции была утверждена Евгения Симонова - только ее Георгий Эмильевич видел в этой роли. Но поступило строжайшее распоряжение председателя Госкомитета по телевидению и радиовещанию Сергея Лапина: взять на эту роль Алферову! Иначе не утвердят Боярского. Пришлось отказаться от Симоновой. Кстати, из солидарности с Евгенией Симоновой Игорь Костолевский отказался от роли герцога Бекингэма, на которую был утвержден.

Режиссеру в Алферовой ничего на тот момент не нравилось: ни улыбка, ни пластика, ни голос - настолько, что на съемочной площадке он ее просто игнорировал. Но максимум, что он мог сделать, так это пригласить на озвучку Вертинскую.

Юнгвальд-Хилькевич позже вспоминал, что сделала она это великолепно: «Таким дрожащим голосом… Потому что сама была влюблена. У нее в то время был роман с Мишей Козаковым, который озвучивал кардинала Ришелье (Александр Трофимов). Они не скрывали своих чувств. Я же чувствую себя виноватым перед Ириной Алферовой еще и потому, что подтянул роль именно к голосу. Тот тембр Насти Вертинской, тот звук, такой высокий, звенящий, очень подходил к образу Бонасье. Только внешность осталась Алферовой. А так делать нельзя. Режиссерская диктатура для кино опасна».

При этом сам Георгий Юнгвальд-Хилькевич тоже увлекался «игрой с голосами». В его картине «Выше Радуги» (1986) главного героя - Алика Радугу - сыграл 16-летний Дмитрий Марьянов, а озвучил его Дмитрий Харатьян, ну, и спел, как известно, Владимир Пресняков-мл. Как потом объяснял Марьянов, у него самого дикция подкачала. Да и с вокалом было сложно.

Во всеми любимом детском фильме режиссера Константина Бромберга «Приключения Электроника» (1979) братьев Торсуевых (Сыроежкин и Электроник) тоже озвучивают другие актеры. А точнее, актрисы – за Юрия Торсуева (Сыроежкин) говорит Ирина Гришина, а поет Елена Камбурова. За Владимира Торсуева (Электроник) говорит Надежда Подъяпольская, а поет Елена Шуенкова.

Как Меньшиков спасал Жигунова

В картинах Светланы Дружининой тоже сплошные «подмены». Например, в фильме «Гардемарины, вперед!» (1988) такой манипуляции подверглись аж три актера: Сергей Жигунов, Владимир Шевельков и Татьяна Лютаева.

На роль Александра Белова Светлана Дружинина приглашала сняться Олега Меньшикова, но актер был в это время очень занят - сразу в трех фильмах. И тогда Светлана Сергеевна сняла в этой роли Сергея Жигунова. Но потом вдруг решила, что роль получается провальной и вытянуть ее может только Меньшиков, потому и уговорила его озвучить Сергея. Да и пел за него Дмитрий Харатьян.

Владимира Шевелькова (князь Никита Оленев) озвучивал опытный мастер дубляжа Андрей Гриневич, а пел за него Олег Анофриев. За Татьяну Лютаеву (Анастасия Ягужинская) говорила Анна Каменкова, а пела Елена Камбурова. Татьяна во время съемок была на сносях – ждала рождения дочки Агнии (благодаря пышным нарядам, сие состояние было незаметно). В общем, сама озвучить не успела.

Мала еще для микрофона!

Анна Каменкова – вообще-то ас дубляжа: в ее активе 191 работа. В основном, это зарубежные ленты. Но ею были озвучены и соотечественницы: Ирина Безрукова, Вера Глаголева, та же Татьяна Лютаева, а также Лариса Гузеева в «Жестоком романсе» (1984) Эльдара Рязанова.

Критики от фильма были поначалу не в восторге, а уж особенно от 24-летней Ларисы Гузеевой. Она только-только закончила ЛГИТМИК, и режиссер не решился поручить ей озвучивание роли: голос у молодой актрисы был очень низким для такой утонченной особы, как Лариса Огудалова.

А пела за нее известная исполнительница романсов и джазовая вокалистка Валентина Пономарева. Кстати, в титрах она не была указана, за что певица очень обиделась на режиссера.

Но в любом случае актерская игра - это далеко не только голос, а формирование образа, и главное действующее лицо в этом процесс - сам исполнитель роли.

Комментарии
Комментарии