Ещё

Первый русский просветитель Федор Ртищев 

Фото: Дилетант

Влияние этого боярина на современников было настолько велико, что практически сразу после смерти Федора Михайловича Ртищева сочинили его житие. Это исключительный случай, ведь персонажами агиографии могли стать лишь канонизированные святые и духовные лица. Историк В. О. Ключевский в работе над биографией Ртищева сравнил его с маяком, который «из своей исторической дали не перестанет светить, подобно маякам среди ночной мглы, освещая нам путь». Поборник просвещения, меценат и благотворитель Ртищев создал предтечу Славяно-греко-латинской академии, а члены названного его именем братства внесли значительный вклад в развитие общественной и богословской мысли XVII века.

_>>_ Гибель традиционной сексуальной морали

Федор Михайлович Ртищев был выходцем из знатного боярского рода, а потому, в соответствии с сохранившейся тогда системой местничества (обладания государственными должностями по родовитости фамилии), после воцарения Алексея Михайловича в 1645 году, молодого человека пригласили занять должность при царском дворе. Карьерная лестница тогдашней политической элиты начиналась с места стряпчего — придворного, в обязанности которого входило распоряжение царским столом и прочими мелкими поручениями. Так, стряпчий с ключом исполнял должность дворцового эконома. Кстати, стряпчие должны были приносить специальную присягу, в которой клялись в царскую стряпню и личные вещи «никакого зелья и коренья лихого не положити». Следующей ступенью была должность постельничего, который, как следует из названия, ведал царской спальней, включавшей в себя и «постельную казну» государя (иконы, кресты, золотую и серебряную посуду, царские облачения), а также шитье одежды и белья. Вершиной карьеры в случае Ртищева стало место окольничего — чиновника, работавшего в тогдашних министерствах-приказах или занимавшегося дипломатической службой.

_>>_ Любовь, которой все цвета покорны

Федор Михайлович Ртищев был близким другом и любимцем царя Алексея Михайловича, а потому смог попробовать свои таланты и умения в самых разных сферах государственной службы. Еще в молодости он был членом «Кружка ревнителей благочестия», в заседаниях которого участвовал и сам царь, и будущие непримиримые враги Никон и протопоп Аввакум. Цель «ревнителей» заключалась в укреплении авторитета церкви, сильно пошатнувшегося в годы Смуты и последующих лет. По сути реформаторское направление в православии, своими требованиями во многом было схоже с поборниками чистоты веры — пуританами. Искоренение различных языческих празднований и суеверий, улучшение нравственности духовенства, борьба против небрежности в богослужении, в частности введение единогласия, исправление церковных книг и восстановление проповеди — вот те рекомендации, которые выдвинули члены кружка. Активный участник заседаний Никон, вступив на патриарший престол, стал проводить в жизнь предлагаемые преобразования, однако, наметившийся еще до реформ раскол в среде «ревнителей» только усугубился.

Ртищев был весьма образованным и эрудированным человеком, воплощением идеала государственного деятеля и благотворителя. В 1650 году он открыл за городом больницу для бедных, в которой под присмотром лекарей находились 13−15 неимущих человек. Когда в конце века здание больницы сгорело, почитатели Ртищева выстроили новый дом, который функционировал даже в петровскую эпоху под именем «Больницы Федора Ртищева». Туда принимали неизлечимо больных, стариков, слепых и содержали на добровольные пожертвования горожан и меценатов. Во время русско-польской войны 1654−1667 годов Ртищев помогал в своей повозке госпитализировать больных и раненых. Отметим, что на все эти заботы боярин тратил исключительно собственные средства. Так, на выкуп русских пленных из турецкой неволи он пожертвовал 1000 рублей серебром. Еще одним ярким его поступком стала помощь жителям Вологды, сильно пострадавшей от разразившегося голода. Ртищев послал вологодскому архиепископу Симону 200 мер хлеба, 900 рублей серебром и 100 золотом — деньги, вырученные от продажи собственного имущества боярина, включая одежду и утварь.

Пожалуй, главным достижением Федора Михайловича Ртищева можно считать основанный им Андреевский монастырь, задуманный не только как духовный центр, но и как центр образовательный. В 1648 году у подножия Воробьевых гор, на месте древней деревянной церкви Андрея Стратилата, на собственные средства боярина была сооружена церковь Преображения Господня, которую впоследствии преобразовали в монастырь, названный в честь апостола Андрея Первозванного.

В подписанном Ртищевым указе говорилось о создании «училищного монастыря для распространения свободных мудростей», «ими же возмощи бы обрести разум, свет души словесныя». Так, проект можно было бы назвать попыткой создания первого в России высшего учебного заведения. В качестве преподавателей были приглашены наиболее ученые монахи Киево-Печерского и других монастырей, всего 30 человек «в житии и чине и во чтении и пении церковном и келейном правиле изрядных». Одним из столпов нового образовательного центра был богослов и философ Епифаний Славинецкий — активный участник никоновской «книжной справы» (исправления богослужебных книг по греческим образцам), который для церковной власти был своего рода живой академией православных наук. Авторитетный ученый муж берется за новый перевод Библии, который выходит в свет в 1663 году, спустя более 80 лет с момента появления первой печатной версии Священного Писания.

Основной образовательной направленностью Андреевского училищного монастыря стала подготовка ученых-богословов и переводчиков сакральных текстов. Ученики изучали грамматику, риторику, философию, греческий и латинский языки. Обязанный нести днем службу при царском дворе, Ртищев проводил вечера и ночи в Пленицах у Воробьевых гор, занимаясь вместе с другими слушателями изучением греческой грамматики под руководством киевских старцев, а затем участвуя в жарких спорах с учеными богословами о соотношении веры и знания. Отметим, что в ходе этих научных дебатов русская религиозная мысль пребывала в контексте общеевропейского реформационного движения за обновление церковных канонов и догматов.

Как писал об этом времени Ключевский, «Россия впервые ставится лицом к лицу с Западной Европой». Авторитет Андреевских ученых был настолько высок, что именно сюда отправляют на «перевоспитание» отколовшихся от официальной русской церкви протопопа Аввакума и его сторонников. Когда один из членов «Кружка ревнителей благочестия» митрополит Никон стал патриархом, он пригласил ученых монахов Андреевского монастыря, которые должны были заниматься книжными исправлениями. В Чудове монастыре была организована греко-латинская школа, руководителем которой был назначен один из наиболее видных Андреевских философов Славинецкий. После падения Никона чудовская школа закрылась, да и «ртищевское братство», как называли монахов современники, распалось.

Влияние идей Ртищева на современников оказалось настолько велико, что практически сразу после смерти боярина появилось «Житие милостивого мужа Федора, званием Ртищева» — весьма редкий случай, ведь в агиографическом жанре в основном сочинялись жизнеописания иерархов церкви, а также канонизированных исторических лиц. Историк В. О. Ключевский в своей знаменитой биографии боярина под названием «Добрые люди Древней Руси» именует Ртищева «евангельским человеком»: «Из всего нравственного запаса, почерпнутого древней Русью из христианства, он воспитал в себе наиболее трудную и наиболее сродную древнерусскому человеку доблесть — смиренномудрие. Царь Алексей, выросший вместе с Ртищевым, разумеется, не мог не привязаться к такому человеку. Своим влиянием царского любимца Ртищев пользовался, чтобы быть миротворцем при дворе, устранять вражды и столкновения, сдерживать сильных и заносчивых или неуступчивых людей. Такая трудная роль тем легче удавалась Ртищеву, что он умел говорить правду без обиды, никому ни колол глаза личным превосходством, был совершенно чужд родословного и личного тщеславия».

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео