Ещё

Параллельная Вселенная Андрея Трохи 

Советский летчик, пилотирующий летающий мотоцикл, был отправлен с секретной разведывательной миссией на территорию Соединенных Штатов. Но что-то пошло не так, и пилот посадил свой аппарат в сердце пустыни Невада. Впереди тревога и неизвестность. Это случилось в годы холодной войны. В параллельной вселенной словенского художника Андрея Трохи.
Андрей вовсе не тот человек, что живет исключительно в мире фантазий. В нашей вселенной он успешный дизайнер. Работал арт-директором в словенских подразделениях международных коммуникационных агентств Ogilvy & Mather, McCann. Сейчас у художника свое дело: он сооснователь и арт-директор рекламного агентства полного цикла Kliсaj, которое занимается любыми видами работ — от видеопродукции до создания фотореалистичной 3D-графики. «Недавно к нам обратилась компания, производящая печенье, — рассказывает художник. — Им нужно было провести съемку продукции, но они замучились со своими „печеньками“ — те крошились и выглядели совсем не аппетитно. Печеньки, которые мы нарисовали на компьютере, получились куда более фотогеничными!» Среди клиентов Klicaj банки, нефтяные компании, производители бытовой техники, но… мы расскажем о другой вселенной.

Резкий поворот

Андрей Троха родился в Любляне, в тогдашней Югославии, в 1969 году. Первое образование он получал в Университете Любляны, учился на химика-технолога. Однако перспектива трудиться на предприятии молодого человека не увлекала, и через какое-то время он решил сменить профиль, поступив в Академию изобразительных искусств и дизайна.
«Хоть я и стал художником, — говорит Андрей Троха, — инженерное образование продолжало играть в моей жизни важную роль, служа своего рода противовесом, помогая выработать свой особый взгляд на вещи. В каком-то смысле инженер и художник смешались во мне».
Андрей Троха — автор множества произведений в стиле стимпанк, дизельпанк, атомпанк.
«Все это не имеет отношения к моей работе, это хобби, — объясняет Андрей, — хотя, конечно, при их создании я использую навыки моделирования 3D-изображений, редактирования графики, которые я развил в своей профессиональной деятельности».

Влечение эпохи

При взгляде на работы Андрея Трохи легко заметить, что его увлекает технологическая эстетика 1950-х. С одной стороны, это было время, когда мир оживал после ужасов Второй мировой: в воздухе был разлит оптимизм, людям казалось, что теперь технический прогресс будет менять жизнь только к лучшему. С другой стороны, началась холодная война, и она, как это ни парадоксально звучит, стала стимулом к свершениям, не имеющим чисто коммерческой цели.
«Сегодня Илон Маск хоть и считается визионером и мечтателем, много говорит о коммерческой эффективности ракет серии Falcon с возвращаемыми первыми ступенями, — рассуждает Андрей, — а первый советский спутник был идеологическим манифестом, призванным показать превосходство одной системы над другой. В те годы в моду вошло все большое: большие самолеты, большие корабли, большие подводные лодки. А сейчас мы живем в мире миниатюризации. Это по‑своему неплохо, но лишено той великой эстетики».

Война и мир

Некоторые свои работы Андрей описывает как «ретробудущее». Изображения летающих автомобилей — «Линкольна», «Татры» — поданы как реклама транспортных средств, которые в той самой альтернативной вселенной были бы повседневной реальностью. «В 50-е многие считали, что летающие автомобили скоро войдут в нашу жизнь и станут обыденностью, — говорит Андрей, — и вот летающая „Татра“ (за основу я взял реальную модель 1950-х) обыденно припаркована в одном из переулков Любляны. Я нарисовал мечту, которая не стала явью, так как нужных технологий так и не появилось. А в моем мире они есть».
Другая интересная серия работ посвящена столь же фантастическим машинам эпохи холодной войны. Например, тема «транспортно-десантный экраноплан / самолет „Победа-357“» вдохновлена советскими гигантскими экранопланами КМ и «Лунь». И вместе с тем к своим реальным прототипам «Победа» визуально имеет очень опосредованное отношение — это все та же эстетика 1950-х.
«Я изобразил экраноплан так, как он мог бы выглядеть на советском пропагандистском плакате — демонстрирующим мощь, устрашающим»,
— объясняет Андрей.
К этой же серии можно отнести и работу «Заблудился в Америке» — ту, что стоит на заголовке этой статьи.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео